Авг
13
Бельмо созрело – удалить нельзя!

Если вы думаете, что мини-Израиль находится в парке под Латруном, то вы ошибаетесь. Там он игрушечный, а настоящий мини – это город Арад. Процессы в обществе, протекающие в проекте под названием «Израиль», мало чем отличаются от происходящего в Араде. Это и проблемы окружающей среды, и разнообразие общин: «русские», «аргентинцы», «эфиопы», харедим, ультраортодоксы, «марокканцы» и прочие «суданцы».
 И к сожалению, недекларируемая «болшая любовь» старожилов к новоприбывшим с большой алией.

Почему они вас так не любят?
С самого начала алии в Араде поселилось большое количество дипломированных репатриантов, которые в 1991 году учредили амуту Институт прогрессивных исследований в Араде (ИПИ). И сразу же «русские» учителя стали помогать детям репатриантов в учебе. С самого начала основная проблема развития амуты упиралась в отсутствие нормальных помещений.

За истекшие годы в Араде сменилось три мэра. Каждый из них публично обещал помочь с помещением, сначала впустив амуту в городские бомбоубежища, затем в бараки, подлежащие сносу, в которых жили некогда первопроходцы, заложившие город Арад. Последний жест доброй воли случился два года назад, когда предыдущий мэр под давлением русскоязычных депутатов выделил институту половинку детского сада. Каждый раз после очередного провала ежегодных обещаний всех трех сменившихся за это время мэров Арада родители, дети которых обучаются в ИПИ, задавали риторический вопрос: «Почему они вас так не любят?», подразумевая вовлеченных в процесс с той стороны.

Потому
В самом деле, с одной стороны, удвоение населения в городе за время большой алии – явная прибыль всем. С другой – появление новых жителей в городе в отдельно взятой сфере вызывает недовольство определенной части старожилов. Как следствие неизбежной конкуренции. Недовольство это, конечно же, имеет конкретного адресата. Взять, к примеру, рынок репетиторства школьников. Известный фокус среди преподавателей в израильской школе: не понял на уроке – обратись к репетитору.

Кому в этой ситуации труднее всего, гадать не приходится. Ясное дело, детям новых репатриантов. С начала большой алии новые репатрианты прибывали в Арад по тысяче в год, а рынок репетиторства, цены на котором зачастую 100 и более шекелей за академический час, почему-то не увеличивался. Причина оказалась на поверхности. Учебный центр ИПИ успешно справлялся с неформальным обучением детей, предоставляя услуги за смешные деньги – 5-6 шекелей, что в 20 раз меньше репетиторских.

Так что можно понять недовольство деятелей городской системы образования. Ведь за прошедшие годы более миллиона шекелей утекло, минуя кошельки репетиторов, которые, кстати, обязаны качественно обучать детей в школьное время. Мало того, дети, посещающие кружки ИПИ, стали якобы мешать нерадивым учителям на уроках, так как в своих знаниях, полученных в неформальной обстановке, намного опережали других детей в классе, и им было скучно на тривиально проходивших занятиях в школе.

Известно же, что израильское школьное образование традиционно не любит тех, кто высовывается, а любит середнячков. Возможно, это было одной из причин того, что за прошедшие почти два десятилетия ни один из начальников, возглавлявших отдел образования муниципалитета (не говоря уже о директорах школ), не сотрудничал с ИПИ, хотя были неоднократные попытки наладить контакты со стороны олимовской организации.

Итак, поскольку руководство амуты действовало независимо и вопреки чаяниям некоторых групп старожилов, ИПИ сразу же стало бельмом на глазу города. Дальше больше – в Институте появились кружки внешкольного образования. И вновь очередной удар по местечковому рынку, но уже в сфере досуга и культуры. Вместо того чтобы лакомый кусочек в виде сотен детей алии попал в городской дом культуры (матнас), амуту «Спорт» или другие кружки, работающие под эгидой муниципалитета (зачастую субсидированные за счет налогоплательщиков), значительная часть детей новых репатриантов посещала и посещает кружки ИПИ. Стало быть, опять неосуществленные чаяния.

«Мало того», так в ИПИ еще и говорят на русском! Поскольку никакого другого логического объяснения ситуации с неформальным образованием в городе не найти, упомянутое выше, скорее всего, и является единственной причиной нелюбви к ИПИ со стороны городской элиты.

Падишах жив
Наверняка мэры Арада были знакомы с фольклорным Хаджи Насреддином, поэтому, давая обещания, рассчитывали, что со временем “либо ишак сдохнет, либо падишах помрет”. А пока суд да дело, к концу учебного года находились «объективные»  причины, по которым обещание перетекало на следующий год. За съем упомянутых двух бараков – ветхих ровесников города, у которых стены из асбеста(!) институт платил по 1000 шек. в месяц за каждый, регулярно поддерживая  рассыпающиеся здания за свой счет.

В этом году муниципалитет, как и положено рачительному хозяину, повысил ставку за съем помещений на 250 шекелей. За что? За эти сараи, в которых с трудом удается поддерживать мало-мальски санитарные условия? Все эти годы основная помощь города амуте заключалась в том, что институт, расположенный в муниципальных бомбоубежищах, был освобожден не только от уплаты арноны, но и не платил за съем. Именно поэтому, а также при искренней поддержке министерства абсорбции общественная организация ИПИ,  де-факто являвшаяся городским центром абсорбции для взрослых и школьников, выстояла и продолжала качественно влиять на благо общины и города в целом.

Уровень деятельности института был оценен по достоинству, и в 2007 году министр абсорбции Яаков Эдри вручил амуте государственный знак за вклад в общее дело. Это говорит о том, что и падишах жив, и ишак успешно тянет. Другими словами бельмо созрело, но как удалить?

Пострашней «Касама»
В Араде в отсутствие выборных депутатов горсовета и мэра уже два года  городом управляет комиссия во главе с  бывшим директором МВД Гидеоном Бар Левом. Эта команда, в соответствии с планами оздоровления продвигает различные городские проекты, в том числе и по взиманию арноны. Вот так ИПИ попал в список  организаций обязанных платить полную арнону. 

В цифрах это выглядит «всего ничего» –140 тысяч шекелей за прошедший и текущий годы. Таким образом бюрократическая машина невзначай запалила бикфордов шнур, ведущий к заряду под названием арнона, способному на законных основаниях уничтожить одну из первых израильских амутот девяностых. В январе 2009 руководство амуты передало мэру города письмо с мотивированным обращением, где указано, что выплата арноны в полном объеме невозможна, и сродни экономическому «касаму» разрушит с трудом удерживаемое равновесие, при котором удается обеспечивать работой более 30 человек и знаниями более 500 детей.

Мавр сделал дело, а дальше?
Многие члены амуты, включая директора, работают на волонтерской основе. По подсчетам руководства коллектив ИПИ в 2008 году посвятил волонтерской работе  столько часов, что по минимальной тарифной ставке соответствует почти 200 тысячам шекелей.   Своей деятельностью амута внесла безусловный вклад в культуру и образование в городе и в самый тяжелый период алии девяностых помогла тысячам детей и взрослых.

В связи с создавшейся ситуацией в стане ИПИ нарастало напряжение, ведь с 15 августа предстоит обновлять договора на съем помещений. Понятно, что внезапно образовавшийся вне рамок бюджета долг в 100 тысяч шекелей,  непреодолимое препятствие. И к 20-летию большой алии у амуты есть все шансы оказаться  на улице вместе с сотнями учеников. Вот все и замерли в ожидании, – какой же знак препинания в сложившейся ситуации окажется в конце фразы «Мавр должен удалиться» – восклицательный или вопросительный? 

Ведь если восклицательный, то последствия не заставят себя долго ждать – сотни детей после школы окажутся предоставленными сами себе. В результате куда как большие суммы, чем пресловутая арнона, наложенная на амуту, потребуются на профилактику наркомании и прочих удовольствий улицы.
  Спустя  шесть месяцев после письменного обращения к мэру, так и не дождавшись ответа, руководство ИПИ провело ряд совещаний с ответственными лицами.

И вот позавчера обстановка немного разрядилась. Пришло сообщение, что МВД частично (на две трети) освободило амуту ИПИ от арноны до конца 2010 года . Стало быть «Мавр остается», однако вся тяжесть оставшейся арноны в купе с увеличившейся платой за съем  ляжет не только на его плечи, но и на плечи родителей учеников ИПИ.

Нисенбойм Григорий
Фото автора
Почитать по теме ещё

728 Просмотров
13 комментариев

13 комментариев to “Бельмо созрело – удалить нельзя!”

  1. эленора новак Says:

    Лучшее, что можно дать человеку, это образование! Понятно-кризис, но дети_ это будущее нашей нации, а наша нация всегда отличалась своим образованием , . Господа начальники!! Не дайте нашим детям уйти в позапрошлый век! Только образование даст возможность нам, евреям, выжить в это тяжелое время . Дайте добрым людям _они ведь работают бесплатно!!!– учить наше подрастающее поколение! Дайте им помещение и не придумывайте им трудности1
    С верой в ваш разум– Элеонора Новак, США, г. Милуоки.

  2. Alex Says:

    Гриша, ситуация Вами описаная, хоть и печальна, но не нова. Подобное отношение муниципалитета испытывает не только ИПИ но и Амутат Спорт, и Квартал Художников и т. д. и т. п. В общем, все те которые так или иначе выделяются некоей нетривиальностью относительно общепринятой бюрократии.

    Сам факт что ДЕТИ, маленькие дети, для того чтобы УЧИТЬСЯ, не хулиганить, не пить, не колоться, а учиться, вынуждены ютиться в асбестовых бараках и тесном помещении детского садика попросту возмутителен! По моему скромному мнению отношение муниципалитета к ИПИ попросту преступно. Не забывайте, я знаком с ситуацией и в мэрии и в ИПИ изнутри. В своё время наш цирк начинал свою жизнь именно у вас в ИПИ. Потом мы вынуждены были уйти под крышу Амутат Спорт по причине элементарного отсутствия помещения…

    С моей точки зрения ИПИ может (и должен был бы) не только общегородским центром неформального обучения, но и чем то вроде местного научного центра. К сожалению для этого нужен бюджет и… черт возьми! элентарное человеческое отношение со стороны властьимущих.

    Так вот, насчет бюджета всё просто. Мы все платим арнону. То что наши налоги, заработанные нами кровью и потом, тратятся на всё что угодно кроме того что необходимо, есть преступление! Ведь любому здравомыслящему человеку ясно, что тратить прежде всего нужно на детей, молодёжь, образование, науку и спорт. ИПИ есть структура которая поставила своей целью давать всё это городу. С моей точки зрения, ситуация попросту нетерпима!

    А вот насчёт отношения мэрии к ИПИ, я хотел бы сказать вот что. Я не совсем согласен с тем что ” «Мало того», так в ИПИ еще и говорят на русском! Поскольку никакого другого логического объяснения ситуации с неформальным образованием в городе не найти, упомянутое выше, скорее всего, и является единственной причиной нелюбви к ИПИ со стороны городской элиты.” Я бы не искал какую то специальную не любовь. По моему это самый простой, но не самый првильный ответ.

    Мне кажется что в Араде барьер между русско-говорящими олим – ватиким и ивритоговорящими гражданами, в большинстве своём сломан и растоптан. Я сужу, в частности, по детям что приходили ко мне в цирковую студию в течении последнего года и их родителям. Особой неприязни я не наблюдал, наоборот, некоторые русские выражения уже прочно укоренились в иврите и стали даже признаком некой “элитности”.

    Но тот факт что ИПИ в общем и целом, как организация, после стольких лет успешной работы и борьбы за существование, осталось чисто русской организацией для “русских”, мне кажется, является одним из главных “виновников” в сложившийся ситуации. Два результата вышеуказаного:

    1. ИПИ остаётся закрытой, а потому подозрительной, с социальной точки зрения организацией. Ни один коренной житель Израиля не обязан учить русский, даже для того чтобы понять что такое ИПИ! Таким образом ИПИ автоматически лишается поддержки широкой общественности. А ведь vox populi – vox dei (глас народа – глас б-жий)! В нашем государстве это важно!

    2. Не следует забывать что люди принимающие соответсвующие решения в Мэрии в большинстве своём не русскоговорящие. Более того, в сегодняшней мэрии большинство ключевых постов занимают даже не жители города (но это отдельная история)! Так вот, эти люди, как мне кажется, не особо стремятся вылезать из сложившийся и утрамбованной бюрократической колеи и отвлекаться от своих идей. Тем более ради ярковыраженно общинной организации, члены правления которой даже не говорят на одном с ними государственном языке. Мне кажется, что всё ещё имеет место языковой и, как результат, культурный барьер между ИПИ и не говорящими по русски гражданами и мэрией.

    Опять же, мне кажется что в текущих баталиях ИПИ должны представлять люди говрящие на Иврите, ещё лучше, если это будут вчерашние ученики ИПИ, а сегодня молодые ребята вышедшие в жизнь. ИПИ необходимо научиться говорить на Иврите и расширить рамки деятельности для ивритоговорящих детей и взрослых.

    Ну представьте себе, в России открыли бы свой центр научно образовательный представители какой либо нерусскоговорящей общины, руководство которого не говорило бы по русски. Как бы лично Вы к представителям оного центра отнеслись бы, тем более, когда они пришли бы требовать у Вас что либо?

  3. admin Says:

    Алекс, твои размышления однозначно верные, однако анализ ситуации отталкивается от неверных предпосылок.

    Кружки в ИПИ по количеству детей можно разделить на 4 группы:

    – заметно более половины – это математика (в предыдущие времена и компьютеры) от дошкольников до багрута. Из четырех преподавателей трое с опытом работы в израильской школе. Занятия в отдельных группах ведутся исключительно на иврите. В иных если и на русском, то с терминологией на иврите;
    – далее уроки английского: язык преподавания зависит от состава
    группы;
    – музыка – занятия индивидуальные, язык по желанию ученика.
    – лишь малочисленные кружки (10-15 процентов!!!! от общего количества детей)
    из разряда нешкольных предметов – шахматы, спорт, ИЗО и пр. проходят на русском языке.

    Зацепившись за реплику про русский язык, ты соскочил в своей оценке даже не на запасные пути. В статье ясно и четко наведены стрелки, и фраза: «упомянутое выше, скорее всего, и является единственной причиной нелюбви к ИПИ со стороны городской элиты» указывает четко на рынок услуг (а не на язык), на который существенно влияет ИПИ. А русский раздражает только истеблишмент. На улице в народе этого нет, как ты верно заметил.

    Итак:
    – первый твой вывод категорически отпадает в связи с вышеизложенным (не спутай снова с каким).

    – второй вывод, хотя и содержит интереснейшую мысль про бывших учеников (знать бы кто согласится), также неверен в виду того, что переговоры с муниципалитетом ведут, прежде всего, представители ИПИ говорящие на иврите.
    Иногда на некоторых встречах по долгу службы присутствует начальник абсорбции, которая подключается в качестве переводчика в отдельных сложных вопросах.

    Так что не проблема с языком, а именно отсутствие комфорта, если не сказать больше – в отдельных случаях антисанитария, является единственной причиной, почему среди учеников ИПИ так мало неговорящих на русском.

    Весьма благодарен, тебе, Алекс, за внимание к теме и неравнодушному отношению к происходящему в Араде.

  4. Alex Says:

    В таком случае… В таком случае, это всё ещё более печально чем мне показалось в начале!

    Кстати, а каков у вас процент местных, ивритоговорящих, учеников в ИПИ?

  5. admin Says:

    В разное время у нас занимались и местные ивритяне и репатрианты из Эфиопии, а также арабы (христиане) и бедуины. Случаи прямо скажем не массовые, но в году набиралось два – три десятка учеников из этих секторов.

    А нескладывается эта линия, не только по причине, которая следует из предыдущего моего комента, но еще и потому, что требования к делу и дисциплина на занятиях отличаются от привычного для этой публики. Выдерживают это лишь еденицы. Привычный в школьной среде кейф у нас принимает совершенно другое значение. Кейф в наших понятиях – это сама учеба!

  6. Sofiya Says:

    Как говорится, “не могу молчать”. Ответ Алексу.
    Я одна из тех преподавателей, которые проводят занятия исключительно на иврите. В последнее время всё больше появляется ивритоговорящих учеников, которые хотят заниматься в ИПИ. И это отнюдь не из-за низких цен. Один папа сказал, записывая свою дочь: “Я слышал, что здесь хорошо учат”. И этим всё сказано. К Вашему сведению, ИПИ, как организация неформального образования, уже пыталась наладить контакты с “тихоном”, но из разговора с учителем математики стало ясно, что она на видит в нас своих единомышленников, а только конкурентов, от которых нужно как можно скорее избавиться. И, конечно, условия, в которых мы работаем, отталкивают очень многих. Это правда. Об этом также говорят ивритоговорящие родители.

  7. Алекс Says:

    София, в таком случае я снимаю шляпу!

  8. Алекс Says:

    Кстати, ещё вопрос, а в минпрос обращаться не пробовали? Или в виду того что ИПИ это не формальное образование, всем до лампочки?

  9. admin Says:

    Именно так и есть. Более того, обещанное Брилем здание принадлежит минпросу. В какой-то миг они нашли ему новое применение. Кажется его использовали под первых арадских дарфурцев.

  10. Вика Says:

    К сожалению в Израиле деньги налогоплательщиков тратятся на все кроме того что важно. Например – получила сегодня илюстрированное расписание кружков матнаса и амутат хаспорт. Честь и хвала, что их раздают всем жителям города. Но вот неужели для этого нужно было столько вкладывать в графику и бумагу? Очередная “поза” менталитета

  11. admin Says:

    Вика, Вы перегибаете насчет менталитета. С одной стороны красиво жить не запретишь.
    С другой это комерческая реклама, так как кружки платные, а реклама, как известно двигатель торговли. В каждом деле есть бюджет и статьи на рекламу покрываются доходами от тех, кто ее заглотает

  12. Креведко Says:

    А почему б не кинуть клич по родной русскоязычной общине, 100 тысяч шекелей конечно на дороге не валяются, но собрать можно, 500 детей, по 100 в месяц с каждого вобщем не угорбят ничей бюджет а муниципалитету можно принести денежки на блюдечке с голубой каемочкой и кинуть в наглые рожи. От возмущенных статей денег точно не появится. А то что качественное образование денег стоит, никуда от этого не дется.

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.