Фев
11
Голод голодных

Бухгалтерия национального самоутверждения
У советских евреев в разговорах между собой самой популярной была тема, которую в общем виде можно охарактеризовать как «евреи в этом мире». Дискуссии возникали как само собой разумеющееся и подсознательно служили тому, чтобы в очередной раз доказать аксиому, что каждый из них (нас) далеко не верблюд. Этакая бухгалтерия национального самоутверждения –  подсчеты, пересчеты и прочие аппликации лиц еврейской национальности на окружающую действительность. В самом деле, кто ж из нас с большим или меньшим волнением не подсчитывал еврейские имена в газетных публикациях среди наградных списков, представленных к различным (и не только отечественным) лауреатствам.

Ведь в тех условиях  это был единственно возможный, хотя и молчаливый (но от этого не менее весомый)  ответ антисемитам. Больше фамилий – больше энтузиазма – «знай наших»! Даже в убегающей строке титров каждого фильма наметанный глаз успевал засечь не одну  еврейскую  (или похожую) фамилию. Благо такие фамилии в достаточном количестве практически всегда присутствовали в быстро исчезающем с экрана списке создателей фильма. Эта благость, кстати, с самого начала мирового кинематографа всегда являлась  единственно общей как для советского кино, так и для прочих Голливудов – американского и европейского кино.         
  
 Еврейское кино?
Привычные слуху определения – «американское кино», «советское кино», «французское», равно как и «израильское», по сути, содержат название страны производителя фильма, поскольку выбор темы, так же как и жанра, не имеет ограничений ни ментальных, ни географических.  А  тут «еврейское», история которого началась на заре появления кинематографа еще за полвека до создания еврейского государства. Судя по всему, строго научного определения понятию «еврейское кино» не существует, поэтому отдельные профессионалы и подвижники трактуют это явление по-своему.

По мнению Мирона Черненко, известного кинокритика, президента Гильдии киноведов и кинокритиков России, «еврейское кино – это кино не столько от евреев, сколько про евреев, про еврейскую жизнь». Есть те, кто относит к еврейскому кино любой фильм, в создании которого в качестве ключевой творческой персоны (сценарист, композитор, актер, режиссер и прочее) принял участие человек еврейского происхождения, равно, как и фильмы о евреях.  А вот Юлий Бердичевский, руководитель Клуба друзей еврейского кино “Морешет”, считает, что истина лежит где-то посередине.

Подобный подход кроме прочего позволяет ему в программном показе демонстрировать не просто фильмы по теме, а также и шедевры мирового кино. Свой отсчет начала еврейскому кино Бердичевский ведет с исторического факта о киносъемках  в Иерусалиме, которые проводились спустя несколько месяцев после рождения самого кинематографа. Официальной датой которого считается первый в истории киносеанс, состоявшийся в декабре 1895 года в Париже.         

Дочернее предприятие
    На городских досках объявлений в Араде регулярно можно встретить сообщение об очередном показе фильма и с его последующим обсуждением в клубе любителей кино при общественном центре «Кешет». Причем если присмотреться к названиям заявленных фильмов, то бросается в глаза как минимум один элемент, имеющий во всех случаях общий характер – еврейский.  Таки да, потому что  Юлий Бердичевский, создатель и ведущий кинопроекта в Араде, занимается уже давно “важнейшим из искусств”, по меткому определению тов. Ленина, а последние десятилетия  исключительно еврейским кино.
   Исследовать и пропагандировать еврейское кино Юлий начал задолго до приезда в Израиль. 

Первый свой киновечер с фильмом «Мертвый сезон» провел сорок лет назад в Тульском политехническом институте. И вот уже скоро семь лет приобщает «русскую» интеллигенцию Беэр-Шевы к еврейским корням, активно используя для этого еврейское кино. За это время посетители клуба “Морешет” познакомились и обсудили чуть ли не полторы сотни фильмов с еврейской тематикой. Так что его проект в Араде можно считать дочерним предприятием, причем  действующим на волонтерской основе. Как же определить киношные тусовки в Араде под руководством Бердичевского?   Сам инициатор проекта определяет эти встречи как киновечера.

“Киноклуб или кинолекторий предусматривает определенное содержание и регламент, выдержать которые в предоставляемых нам  временных рамках, невозможно. Ведь кинолекция  это как минимум показ фрагментов фильма с комментариями, киноклуб – это не только просмотр и обсуждение, но и обмен информацией членов клуба, встречи с деятелями кино и прочее. Все это невозможно осуществить за два часа, на которые нам предоставляют помещение. Так что «киновечер», как одноразовое мероприятие, посвящённое конкретной знаменательной дате, исторической личности или выдающемуся фильму, предусматривающее демонстрацию фильма с предшествующим вступительным словом по теме, в полной мере отражает сегодняшнюю сущность происходящего”. 

И вот почти два года раз в месяц 30-35 человек собираются на эти киновечера в библиотеке городского Дома культуры или в общинном доме «Кешет». Половина из этих людей составляют костяк любителей, которые приходят регулярно, а максимальную аудиторию (50 человек) собрал в свое время фильм «Попугай, говорящий на идиш».

 «Значит, это кому-нибудь надо?»
В отличие от Беэр-Шевы, где Юлию не один год понадобился на то, чтобы разъяснить власть предержащим суть своих устремлений и открыть клуб, в Араде его поняли с полуслова. А необходимость в приобщении бывших советских, особенно приехавших в девяностых годах в Израиль, к еврейскому кино является составной частью приобщения к национальной культуре десятков, а то и сотен тысяч отлученных людей, живших за «железным занавесом». Вообще ситуацию с восполнением недополученного культурного еврейского наследия Юлий, цитируя Мариеу Цветаеву, определяет как «голод голодных».
  
Ведь по сей день  золотой фонд мирового кино почти не знаком старшему поколению репатриантов из СССР. Юлий Бердический отмечает, что в небольшой библиотеке тель-авивской Синематеки есть толстый каталог из Британского музея с аннотациями лучших фильмов на еврейские темы,  хранящихся в его основных фондах. Таковых там уже к 1990г. насчитывалось более 1200. С тех пор, с учетом прогресса цифровых технологий, их число перевалило за 5 тыс. А переведены были на русский язык вряд ли более полусотни из них.

«Следует иметь в виду, – продолжает Юлий,  – что большинство представителей старшего, и так не избалованного судьбой поколения, уже вряд ли сумеет освоить иврит или английский в той мере, чтоб без труда смотреть фильмы из сокровищницы еврейского кино, хотя бы с субтитрами, по телеканалам или в Интернете. И хотя сегодня существуют десятки, если не сотни, различных систем ликвидации такой вот нашей вопиющей “еврейской неграмотности”, удивляет крайне редкое и  неэффективное использование в этом жизненно важном для сохранения нашего народа деле столь мощного средства, как кино! А оно, по-прежнему является самым доходчивым и действенным инструментом воздействия на умы и сердца людей». Стало быть, это не просто кому-нибудь надо, а точно надо конкретному адресату!
 
Очередной киновечер  в Араде посвящен фильму о великом человеке Януше Корчаке, а впереди “Вкус солнечного света” (режиссер Иштван Сабо) – поразительная сага о четырех поколениях еврейской семьи в Венгрии XX века, в главной роли – Ральф Файнс.
Григорий Нсенбойм
Фото автора

160 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.