Май
10
Пофигисты от природы

Наверное, поэтому эти чудные животные такие величественные и не- торопливые. Сильное впечатление также оставляют покорность верблюда хозяину и мгновенная и точная реакция на указания погонщика. И куда при этом девается флегматичность? Правда, эти качества больше присущи одногорбым верблюдам, в отличие от которых среднеазиатские, более тяжелые и двугорбые, – свирепы, особенно самцы.

Узнав, что недалеко от Арада в парке «Хуршат Ран» в субботу состоится фестиваль народной бедуинской* культуры «Эль-Баида» — «Дух пустыни», я решил лишний раз воспользоваться возможностью понаблюдать за «кораблями пустыни» с близкого расстояния. Интересно, что это распространенное название, которым их величают, имеет и второе значение, хотя вряд ли кто над этим задумывается. В самом деле, техническое определение корабля начинается со слов – инженерное сооружение. И если верблюд в движущемся караване, действительно, напоминает плывущий корабль, то наедине с самим собой (на ограниченной для передвижения площадке) он больше наводит на мысль об ином инженерном сооружении. В статике – архитектурном, а в динамике – этаким складным по горизонтали и по вертикали башенным краном.

И так 28 апреля оседланные верблюды, расположившись с утра на территории, предназначенной для бегов и огороженной проволочным забором, ждали своего часа. Причем явно позируя многочисленным зрителям и фотографам. При этом делая вид, что люд, расположившийся с фотоаппаратами вдоль забора, им пофигу, хотя глазами слегка косили в сторону собравшихся. Единственно, что их доставало, так это мухи, норовившие залезть в ноздри животным, пытавшимся сохранить неподвижной позу, в которой они, словно монумент, грациозно периодически застывали.

Верблюд вблизи производит сильное впечатление огромностью своего роста. Один ребенок из толпы наблюдавших – видно, будущий инженер, – заметил, обращая внимание родителей, что верблюд похож на самолет. Действительно, в скачке он похож уже на воздушный корабль, который просто летит на низкой высоте. Пока скакуны ожидали начала «полетов», фестиваль проходил своим чередом на расположенных рядом зеленых лужайках, с музыкой, танцами, едой и прочим. Все было организовано стандартно для подобных фольклорных мероприятий и достаточно четко и цивилизованно.

Даже конные полицейские, перекрывая дорогу непонятливым, не касались висящих на крупах лошадей дубинок и выглядели интегральной частью фестиваля. Фестиваль посетил самый знаменитый израильский араб этого года – министр науки, культуры и спорта Ралеб Маджале. Ведущий долго пытался зазвать его на сцену для торжественной части, но министр, как и положено, пошел в народ и, пожимая руки в ответ на теплые приветствия, расспрашивал и выслушивал свой/наш народ, сея спокойствие и доброжелательность. На празднике были представлены выступления бедуинских фольклорных ансамблей из Галилеи и Негева, выставки картин и фотографий, работала ярмарка изделий бедуинских народных промыслов и было еще множество других развлечений для взрослых и детей.

Собравшиеся зрители смогли увидеть на сцене обряды арабской народной свадьбы, познакомиться с работой гончара, мастеров бедуинской кухни, отведать разных сортов травяного чая и крепкого кофе, послушать бедуинские сказки и легенды, а некоторые даже сумели погадать на кофейной гуще.

* “Многие считают бедуинов арабами, но сами они с этим соглашаются только в моменты политических «отрыжек», особенно, когда лидеры мобилизуют их на акции протеста, например, в «День земли». В это время можно услышать: «Не называйте нас бедуинами, мы – палестинцы». Надо отметить, что почти половина мужчин при этом на добровольной основе служит в Армии обороны Израиля. Бедуины, согласно их преданиям, – древний народ, и до принятия ислама в шестом веке ни с кем не смешивались. После повальной исламизации стали вступать в браки с арабами и приняли их язык”.

Фоторепортаж

51 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.