Сен
13
Поэт, как и ангел, не обязательно мужского рода

Однако. В городе Араде в конце минувшей недели на фоне первой осенней прохлады появился ангел. Это не шутка. Очень небольшого роста, весь в белом, да еще в образе очаровательной женщины без возраста, как и положено ангелу. Впрочем, возможно, это был оптический обман, т.к. слишком уж по- человечески решительным шагом наш ангел подошел к группке горожан, взглянул на часы и, убедившись, что со временем все в порядке, промолвил: «Через две минуты начинаем».

Кто хоть раз слышал по радио голос Рины Левинзон, тому трудно отделаться от мысли, что этот голос принадлежит ангелу. И вот удача. Ангел во плоти у нас в Араде. А группка горожан, поджидавших поэта в тот вечер, – узкий круг любителей поэзии, собравшихся на неофициальную, полурабочую и поэтому неафишируемую встречу, которая была организована арадскими друзьями Рины – Григорием и Эллой Брусиловскими. Эта встреча была во многом необычна. После приветствий и поименного знакомства с собравшимися поэт стал читать стихи… не свои. Большую часть вечера Рина посвятила творчеству своего супруга Александра Воловика и работам израильского поэта Ури Цви Гринберга:

Ломаный грош вам, философы вечности
жизни духа после кончины…
Ломаный грош вам за ваши морщины.

Выбираю плоть страждущую
во имя ногтя пальца моего, что так обычен
и мне симпатичен. (Перевод: Е. Баух)

Надо отметить, что Рина как чтец так же велика, как и поэт. Поэтому собравшиеся долгое время ее не перебивали. Но все же. Наступил момент, когда ее попросили обратиться к своим стихам.

Какое детство было у меня…
Щербатый шкаф, вода в ведре застыла,
И мама до рассвета уходила,
И не любила я начала дня.

В те дни наш двор был тих, нахмурен, слеп,
Веселых игр я словно и не знала,
Я только помню: мама кровь сдавала
И после приносила серый хлеб.

Но вечером мы грелись у огня.
Домишко наш тонул в трамвайном звоне…
Я окуналась в мамины ладони,
И, значит, детство было у меня.

В свое время за это стихотворение на международном конгрессе поэтов, в жюри которого были два американских профессора, Рина получила первую премию среди 175 поэтов из 77 стран. Она была очень тронута тем, что не жившие в СССР специалисты смогли прочувствовать стихотворение настолько, что дали ему наивысшую оценку.

Поскольку поэт – это не профессия, а всего лишь состояние души и рок судьбы, профессия Рины – переводчик. И, прежде всего, стихов. Она владеет несколькими языками и переводит с английского, арабского, немецкого, русского и иврита. В ульпане практически не училась, однако по ее книжке детских стихов в школах Израиля изучают иврит. Поэзия Рины издана более чем в двадцати сборниках стихов в разных странах. Среди ее печатных работ книжка афоризмов, где много авторских интерпретаций прописных истин, но часть из них вполне можно отнести к заповедям, настолько они чисты, красивы и разумны. «Суть не в том, что ты что-то потерял, а в том, что кто-то это нашел. И пусть ему будет на здоровье».

Стихи Рины давно плавают по миру без прямого участия автора, гонимые, очевидно, волшебным ветром ее поэзии. Она не раз обнаруживала их в различных поэтических альманахах, составители которых включали ее произведения, даже не сообщив об этом автору. Самым дорогим для нее подобным случаем является Антология русской поэзии Евгения Евтушенко, куда он включил стихи Рины Левинзон в разделе «Израильские поэты».

Рина, несмотря на внешнюю хрупкость, заметно коррелирующую с ее необычайно легким голосом и манерой речи, производит впечатление храброго и независимого человека. В этот вечер, недаром он был полурабочим, она не побоялась безо всякой репетиции, сразу на публике подключить к стихам музыку в исполнении Григория Брусиловского. Эксперимент можно считать удачным, и, похоже, в дальнейшем из этого что-то выйдет. Правда, попытка спеть под аккомпанемент без репетиции не удалась. Кроме того с музыкальными номерами выступили приглашенные ею самодеятельные исполнители Владимир Спектор и Людмила Меламед.

Комментировать серьезную поэзию так же бессмысленно, как и произведения музыкального и изобразительного искусства. Можно разве что выразить свои чувства. Но это уже интимное, а посему не публичное. Поэтому обойдемся без комментариев, но отметим – стоит воспользоваться возможностью, которая представится любителям поэзии Арада в октябре. Именно в это время намечается «официальная» встреча с поэтом и ангелом Риной Левинзон. Так что арадцы имеют шанс услышать музыку стиха из ее уст, как говорится, вживую, а не по радио.

Как на сердце тихо. В согласье
Я с миром, с природой, с судьбой.
И листья еще не погасли,
И я еще встречусь с тобой.

Сентябрь. И так странно смешались
Прохлада и солнечный свет.
А нежность и легкая жалость –
Лишь две из любовных примет.

А третья? Не в ней ли отрада,
Гармония осени свет,
Начало старинного лада,
Которому имени нет?…

63 Просмотров
2 комментария

2 комментария to “Поэт, как и ангел, не обязательно мужского рода”

  1. Владимир Крылов Says:

    Агая раньше тоже так думал… Сейчас переосмыслил

  2. Виталий Павленко Says:

    Решил Вам помочь и разослал пост в соц. закладки. Надеюсь поднимется ваша популярность 😉

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.