Белявский Леонид Белявский Леонид Михайлович, кандидат исторических наук, доцент политологии. Более 30 лет выступает со статьями на общественно-политические темы в средствах массовой информации Узбекистана и Америки, . Только в США (после переезда в 1995 году в Даллас штата Техас) за последние 10 лет активной журналистской деятельности им опубликовано 850 статей.


Май
6
УДАСТСЯ ЛИ РАСКАЧАТЬ ЛОДКУ?

Разумеется, однозначно ответить трудно, но необходимость дать ответ на этот вопрос ныне, в свете происходящих на мировой арене событий, значительно возросла. Конечно, после распада СССР мир из двухполярного стал однополярным, и в Вашингтоне были убеждены, что единственной сверхдержавой являются Соединенные Штаты и нет другой страны в мире, по крайней мере, в обозримом будущем, кто мог бы помешать им быть сверхдержавой, препятствовать осуществлению их стратегических, геополитических планов. Военное вмешательство во внутренние дела Югославии, вторжение в Ирак без согласия ООН и Совета Безопасности, принятие концепции упреждающего удара – все это наглядно свидетельствует о том, что США действительно хотят утвердить однополярный мир, во главе которого стояли бы их правящая политическая и военная элита.

В то же время ряд обозревателей полагают, что после распада СССР США следовало на правах сильного протянуть руку России, превратив её в главного своего стратегического союзника. По их мнению, с прекращением «холодной войны» и ликвидацией так называемого соцлагеря в Центральной и Юго-Восточной Европе Западу следовало совершить кардинальный пересмотр всех своих позиций и найти пути для глобального решения всех сложных проблем, накопившихся за последние годы во взаимоотношениях с Россией. И нельзя не согласиться с тем, что Белый дом не сумел использовать эту совершенно новую ситуацию: над умами политиков и военной элиты продолжали довлеть старые стереотипы, к новым смелым решениям там оказались не готовы.

Как отмечал в интервью газете «Вашингтон Pro File» профессор университета Джорджа Вашингтона Джемс Голдгайер, в прошлом высокопоставленный чиновник госдепартамента, «начиная с 1991 года политика Белого дома в отношении России не всегда была достаточно эффективной, деньги зачастую расходовались неразумно, а отдельные проекты применяли далеко не взвешенными методами и потому они оказались неудачными». Выйдя в одностороннем порядке из договора, заключенного с Москвой еще в 1972 году, США решили использовать полученную свободу действий в наращивании своего потенциала и, прежде всего, в вопросах совершенствования и увеличения производства межконтинентальных ракет, несущих боеголовки. Россия, несмотря на многие экономические и финансовые трудности, связанные с прекращением существования советской империи, приняла вызов США и включилась в новый виток гонки ракетно-ядерных вооружений. Это, конечно, придало новую остроту российско-американскому противоборству.

В сравнительно недавно опубликованной справке госдепартамента США утверждается, что по состоянию на 1 января 2006 года американские вооруженные силы могут уничтожить Россию 10834 раза, а россияне Америку – «только» 8174 раза. Ведь это старая байка времен холодной войны, хотя каждому понятно, что достаточно любой стороне иметь возможность уничтожить противника хотя бы один раз. Но в мартовско-апрельском номере журнала “Foreign Affairs” авторы одной из опубликованных статей доказывали, что эпохе ядерного приоритета пришел конец и наступает эра американского ядерного превосходства, которое США утратили в 1940-е годы. Так ли это? Эксперты из Минобороны России и ученые, занимающиеся этой проблемой, отвергая утверждения американских экспертов, заявляют, что те выдают желаемое за действительное, что Россия, по крайней мере, еще 10-15 лет будет обладать средствами сдерживания ядерных планов Пентагона. Но эта «дискуссия» не может, разумеется, сделать российско-американские отношения более стабильными.

При этом нельзя не учитывать, что ликвидация советской империи не могла не создать для России целый ряд экономических проблем, ослабивших ее позиции на мировой арене. Этим пытались воспользоваться правящие круги США, стремились использовать возникшие трудности у России в связи с переходом ее экономики от централизованной плановой системы к рыночным отношениям. Они приложили немало усилий для реализации своих собственных интересов на постсоветском пространстве, в странах СНГ. Понятно, что в этой обстановке в России, особенно среди военно-политической элиты, крайне болезненно воспринималось расширение НАТО, выход его участников к границам стран СНГ. Более того, в составе этого атлантического альянса оказались три государства Балтии, более 50 лет входивших в состав СССР.

Конечно, несмотря на самые различные трудности, льды «холодной войны» таяли, и российско-американские отношения неуклонно становились более плодотворными и конструктивными. Правда, они постоянно блокировались все еще имевшим место недоверием различных групп, и, прежде всего, со стороны деловых кругов друг к другу. Оказываемая США экономическая помощь России, даже в самых ограниченных размерах, вызывала резкую критику американских СМИ, нередко переходивших границы политкорректности. Однако, к удивлению многих и, возможно, даже огорчению откровенных недругов, Россия сумела преодолеть ряд трудных рубежей и вновь заявить о себе как о стране, сумевшей по многим показателям восстановить свои позиции. Благодаря этому она более не нуждалась в экономической поддержке США. Особенно многого она добилась за последние 5 лет, когда президентом стал В.Путин.

В результате подходы американской администрации к России по сравнению с предыдущим периодом стали другими, по крайней мере, оказались скорее партнерскими. Сегодня Вашингтон стремится поддерживать с Россией торговые связи в самых различных сферах экономической жизни, поддерживать научно-техническое сотрудничество и, прежде всего, в космосе, в сфере высоких технологий .Американскому общественному мнению приходится убеждаться в правильности оценки необходимости конструктивного сотрудничества с Россией. В одной из своих статей известный обозреватель Томас Фридман писал: «Задача выстраивания стратегических отношений с Москвой должна быть важнейшим приоритетом администрации, перед которым должны отступить другие проекты». Американские СМИ вынуждены признать, что у США сегодня почти не осталось серьезных рычагов воздействия на политику России.

Исключение может составить сокращение притока инвестиций, новые затруднения для вступления в ВТО, компания, требующая исключения России из «большой восьмерки». И хотя все эти вопросы чрезвычайно важны для России, она может сравнительно легко нейтрализовать подобного рода угрозы. Прежде всего, благодаря своим мощным позициям в международном топливно-энергетическом комплексе, обладанию крупными запасами энергоносителей. Игнорировать эти обстоятельства ни в Европе, ни в США ни один серьезный политик не может. Потому там все однозначнее говорят о необходимости сохранения, по крайней мере, партнерских, а может быть, и союзнических отношений с Россией.

Оправданы ли опасения Белого дома?
США крайне болезненно воспринимают дружеские контакты между Россией и Китаем. Судя по оценке американских и других СМИ, в Вашингтоне видят в них угрозу своим позициям как великой сверхдержавы. Потому там негативно отнеслись к созданию в Шанхае организации сотрудничества (ШОС). В этой организации доминируют Россия и Китай, а в состав ее вошли также Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Таджикистан. А на последней встрече в качестве наблюдателей были приняты Индия, Пакистан, Иран и Монголия. Образовался, таким образом, альянс, в котором проживает более половины населения земного шара. Россия, благодаря шанхайскому союзу, сегодня, как ни одна другая страна, приблизилась к созданию Евразийского блока как интегрированного центра межконтинентального масштаба. А это, по оценке ряда аналитиков, означает окончание однополярного мира, просуществовавшего непродолжительный период времени. Однако США в создании евроазиатского союза более всего тревожит политика Китая, рост военных расходов в этой стране, которые в 2006 году составят 35,5 млрд. долларов. Но это даже меньше 10% бюджета Пентагона! Правда, американские СМИ сомневаются в том, насколько эта цифра соответствует действительности, поскольку по их данным военные расходы Китая как минимум в 3 раза больше этой цифры. По мнению многих обозревателей, Китай претендует на роль сверхдержавы, правда местного значения, в регионе, где до сих пор господствовали США. Но масштабы этой задачи не следует преувеличивать: Китай претендует на региональную роль, а США – на глобальную.

Призыв к бойкоту саммита Неуклонно идущее в России отступление с позиций, завоеванных за последние 10-15 лет демократическими силами, вызывает растущую озабоченность и раздражение на Западе и, прежде всего, среди политической элиты США. Особенно их беспокоит недавно принятый закон, ограничивший деятельность неправительственных организаций, закрытие ряда правозащитных организаций под предлогом якобы имевшего место прикрытия ими зарубежных шпионских организаций. Кремль практически взял под свой контроль телевидение, отменил выборы губернаторов, которых теперь назначает сам президент, самыми различными способами ограничивает деятельность оппозиционных партий.Наиболее жесткую антироссийскую позицию в Белом доме занимает вице-президент Дик Чейни, который постоянно проявляет скептическое отношение к политическим новациям Владимира Путина. Его поддерживает глава американской разведывательной службы Джон Негропонте, который считает, что «Россия в ближайшие несколько лет может стать более замкнутым и трудным собеседником для США».

От этих позиций в определенной мере отличаются подходы к российско-американским отношениям со стороны госсекретаря США Кондолизы Райс. Она стремится уравновесить опасения, связанные с откатом российской демократии с прагматичным партнерством в вопросах, представляющих общий интерес. Что касается самого Буша, то, по мнению многих экспертов, он предпочитает стоять над схваткой двух противоположных сил, хотя при этом не скрывает личной симпатии к российскому президенту. После их знакомства в 2001 году в Словении Буш заявил, что он понял душу российского лидера. Правда, оптимизм у него поубавился, но от этого утверждения отказаться он не желает.
Поводом для нового обострения отношений между Россией и Западом явилась подготовка к очередному саммиту «большой восьмерки», который в этом году будет проводиться в Санкт- Петербурге под председательством В. Путина. В связи с этим вновь в западных СМИ обсуждается вопрос о том, насколько правомерно участие в таких саммитах представителя России. Ведь в самом деле «большая восьмерка» была задумана как клуб ведущих индустриальных стран с развитой демократией. Но Россия ни по какому показателю не подходит к тем высоким критериям, которые позволяют быть членом этого элитного клуба. Уровень экономического развития России может быть сравнен с Нидерландами, маленьким европейским государством. Она еще не достигла уровня 1990 года, последнего года существования СССР. А развитие демократии остается ахиллесовой пятой этой страны.

Очевидно, ее пригласили в этот клуб только с учетом ее ядерного потенциала, стремясь держать необузданного «русского медведя» под определенным западным контролем. Но в преддверии саммита значительно активизировались выступления противников участия России в нем. Особенно резкую антироссийскую позицию занял влиятельный американский сенатор Джон Маккейн, который призывает президента США бойкотировать саммит и отказаться от поездки в Санкт-Петербург. Его поддерживает Андрес Аслунд, эксперт по России в Институте международной экономики, который предлагает всем западным странам изменить в отношении России внешнеполитический курс. Это освободило бы их от объяснений, почему они оказались в одной компании с кремлевскими политиками. В связи с этим он даже предложил перед саммитом лидерам семи государств, исключая Путина, встретиться в Европе и «тем самым продемонстрировать свою озабоченность ситуацией в России».

Подобно своим вашингтонским коллегам дипломаты Великобритании, Франции и Германии опасаются, что саммит в Санкт- Петербурге поставит их в неловкое положение, создаст у общественности впечатление, что правительства их стран одобряют политику Кремля. Несмотря на острую критику западных СМИ, ни один руководитель стран из клуба G-8 не планирует бойкотировать саммит. Но на предварительных встречах дипломаты западных стран обращали внимание своих российских коллег на серьезные отступления демократических процессов от общепринятых западных стандартов. Конечно, саммит состоится, но Буш планирует высказать там Путину критическое отношение к состоянию демократических процессов, свои опасения возможности реставрации в России тоталитарных порядков.

Врозь или вместе?
Сегодня перед прогрессивным человечеством стоят две взаимосвязанные задачи, от решения которых зависит его будущее. Это, во-первых, борьба с исламским радикализмом и, во-вторых, недопущение распространения оружия массового уничтожения. В этих вопросах цели и задачи США и России, на первый взгляд, общие и в основном совпадают. Однако подходы к их решению зачастую имеют серьезные расхождения. Хотя Кремль неоднократно декларировал своё участие в борьбе с международным терроризмом, но он ее понимает своеобразно, сводя ее в основном к войне с боевиками на Северном Кавказе. Что касается других регионов, то очень много вопросов вызывает позиция там России. Завязнув в Иране в выполнении целого ряда контрактов, в том числе строительстве Бушерской АЭС, Москва не может до конца последовательно и принципиально добиваться свертывания ядерной программы в этой стране. Выдвинутые Россией компромиссные предложения об использовании ее центрифуг Ираном для обогащения урана, безусловно, содержали рациональное зерно для решения этой проблемы.

Но Иран, делая только красивую мину при явно плохой игре, избрал порочную практику затягивания переговоров. Как теперь стало очевидным, все это делалось для того, чтобы в первой декаде апреля объявить о том, что иранские специалисты запустили каскад из 164 центрифуг для обогащения урана в ядерном центре в Натанезе. Это и позволило президенту Ирана Ахмадинеджаду заявить о вхождении его страны в «клуб ядерных держав». Правда, по различным выкладкам, на обзаведение ядерным оружием у Ирана должно уйти от 3 до 10 лет. Хотя, наверное, есть возможности ускорить этот процесс. При этом следует отметить, что Иран проигнорировал все усилия России и Китая решить вопросы ядерной программы в рамках Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) и не допускать передачи так называемого «иранского досье» в Совет Безопасности ООН. Действуя по принципу «а Васька слушает да ест», иранские дипломаты водили своих зарубежных, включая российских, коллег за нос, поставив в конечном итоге мир перед свершившимся фактом. И теперь приходится главе российского МИДа С.Лаврову крутиться, как на горячей сковородке, говоря что-то невнятное об осуждении Россией действий тегеранского диктатора Ахмадинеджада.

Более того, Россия вопреки своим обещаниям, данным США, участвовала и продолжает участвовать в модернизации иранских ВВС, продала Тегерану 29 зенитно-ракетных комплексов. Она была также посредником в получении Ираном от Северной Кореи технологии производства ракет радиусом действия в 3,5 тыс. километров, а такие ракеты, оказывается, за короткое время способны достигать определенных целей на территории Европы.Все это вызывало и вызывает настороженную реакцию в Вашингтоне и в других западных столицах и навряд ли способствует укреплению российско-американского сотрудничества. И не удивительно, что Буш все чаще в последнее время стал говорить о возможности военного решения иранской проблемы. Разумеется, это не самое лучшее решение возникшей конфликтной ситуации. Но что делать, если в Тегеране потеряли ориентировку в современной сложной обстановке, если они не могут трезво оценить истинные масштабы военной мощи Америки? США в свое время, не получив согласия ООН, начали военные действия в Ираке. Не смогла тогда Москва «защитить» своего старого друга Саддама Хусейна. Помнят ли об этом в Тегеране?
По-разному оценили результаты выборов в Палестинской автономии в США, в странах ЕС и России. Приглашение в Москву представителей организации ХАМАС, которая на Западе занесена в черный список террористических организаций, было откровенным вызовом Кремля Западу. Совершенно очевидно, что Россия торопилась заявить о своем желании востановить утраченные позиции на Ближнем Востоке. Настолько торопилась, что даже не согласовала свое решение с Белым домом.
Конечно, Россия могла бы внести значительный конструктивный вклад в оздоровление обстановки в этом регионе. Ведь хорошо известно, что она, а еще раньше СССР, занимала в течение почти всех послевоенных десятилетий проарабскую позицию, поддерживала многие государства, в которых правили радикальные исламисты, и даже такого отвратительного деятеля, как Арафат. Безусловно, она могла бы в позитивных целях использовать свое влияние в этих государствах. Но, несмотря на свои заявления во многом декларативного и популистского характера, Россия осталась верна своим симпатиям к арабским террористам, включая пришедших к власти в Палестине хамасовцев.
Оглядываясь на события последних лет, начиная со времени горбачевской перестройки, нельзя не отметить значительные изменения в российско-американских отношениях. Они стали значительно теплее и доверительнее. Но и впадать в эйфорию не следовало бы, равно, как и делать преждевременные выводы.

24 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.