Июн
30
Банковская реформа Кахлона: плюсы и минусы

Автор: Шошана Бродская

банк ИзраиляНе так давно министр финансов Моше Кахлон и управляющий Банка Израиля д-р Карнит Флуг представили правительству крупномасштабную банковскую реформу, основанную на рекомендациях комиссии Дрора Штрума. Цель реформы – открыть возможность для конкуренции в области предоставления банковских услуг “мелким клиентам” (семьям и маленьким бизнесам).

В рамках реформы две кредитные компании из трех (“Леумикард” и “Исракарт”) будут отделены от банков и в перспективе смогут сами стать банками (третья останется принадлежащей банку на испытательный срок, по прошествии которого можно будет сравнить результаты работы отделенных и зависимой компаний), банки будут обязаны сотрудничать с несколькими кредитными компаниями, требуемый начальный капитал для открытия банка будет уменьшен с 400 млн. шек. (сейчас) до 50 млн., и на рынок кредитных услуг населению смогут выйти институциональные инвесторы (пенсионные фонды, фонды повышения квалификации и пр.).

Следует отметить, что реформа по рекомендациям комиссии Штрума – не первая попытка сломать монополию больших банков на рынке кредитных услуг. Предыдущая попытка была предпринята 3 года назад, когда комиссия Д. Закена представила огромный отчет на 190 страниц с различными предложениями, как оздоровить банковскую систему. Эти предложения не были реализованы, в частности, потому, что комиссия Закена настаивала на жесткой регуляции сверху всех изменений, что превращало оные изменения в нерелевантные. Похоже, что реформа Кахлона имеет бὀльшие шансы на успех. Это несет простому израильтянину хорошие и плохие вести.

Плохие вести
Как раз то, что израильская пресса с таким ликованием преподносит как хорошие вести, автору этой статьи представляется катастрофой. Я имею в виду облегчение для простого израильтянина процесса и стоимости взятия банковской ссуды.
В последние десятилетия израильское общество все больше и больше погрязает в трясине долгов. В 1993 г. совокупный долг израильтян банкам составлял менее 50 млрд. шек.; в 2000 г. он уже подступил к 150 млрд.; еще через 7 лет он перевалил за 200 млрд., а еще через 7 лет (2015 г.) он уже составлял 450 млрд. То есть, за 20 лет совокупный долг граждан банкам вырос в 9 раз!

Причем неверно говорить о том, что израильское общество “нищает” и по этой причине вынуждено залезать в долги. Это неправда. За это время, действительно, выросли цены на квартиры и некоторые продукты питания, но значительно выросла и средняя по стране зарплата, и непрерывно растут налоговые сборы (это свидетельствует, вкупе с переполненными торговыми центрами, о том, что люди не спешат себя в чем-то ограничивать). Жизнь стала дороже, но в нормальной ситуации это привело бы к уменьшению потребления (слава Б-гу, израильтянам есть на чем поэкономить, кроме хлеба и овощей), однако в Израиле это приводит к росту банковских долгов. Нация живет по принципу: “Ешь и пей, потому что завтра…” (предоставим продолжить фразу самому читателю, в соответствии с уровнем его оптимизма).

Проиллюстрировать то, что долги израильтян никак не связаны с их “бедственным материальным положением”, может такой факт: перед последними выборами пресса опубликовала состояние банковских счетов крупнейших израильских политиков, в том числе кандидатов на пост премьер-министра (как мы понимаем, людей, не относящихся к “нижней социальной прослойке” по уровню своих доходов), и у некоторых из них обнаружился приличный овердрафт (автор этой статьи тогда еще сокрушалась, что люди, которые не в состоянии сбалансировать свой семейный бюджет, пытаются доказать нам, что они в состоянии управлять страной). Мне приходилось разговаривать с людьми, которые имеют доход в десятки тысяч шекелей в месяц, и “минус” в банке, примерно равный их месячной зарплате (больше банк не позволяет). Поразительно: когда эти люди теряли доходную работу, их “минус” резко уменьшался…

В такой ситуации реформа Кахлона, возможно, “подстегнет экономику” (в том смысле, что люди еще больше увеличат потребление, более активно пользуясь ставшими еще доступнее ссудами), но загонит народ еще глубже в долговую яму, которая рано или поздно, не дай Б-г, приведет к финансовой катастрофе не только на семейном, но и на государственном уровне.
Еще одной серьезной проблемой реформы является облегчение создания новых банков (опять-таки, вопреки всеобщему убеждению, что это плюс). Дело в том, что банк – это образование, делающее деньги из воздуха. Банк имеет право выдавать ссуды на сумму, во много раз превышающую наличный капитал банка. С этих несуществующих денег банк получает проценты, которые тут же вкладывает в новые ссуды в размере, во много раз превышающем полученный доход. Создание новых банков вплеснет в экономику страны очередные миллиарды несуществующих денег, и как это “аукнется” в будущем – можно только гадать.

И самой, пожалуй, неотвратимой неприятностью станет разрешение пенсионным и прочим социальным фондам оказывать кредитные услуги населению. До сих пор социальные инвестиционные фонды – “керен пенсия”, “керен иштальмут”, “купат гемель” – были единственным видом финансовых инвестиций (из доступных среднему гражданину), в котором можно было получать доход от денежных накоплений, хоть и с некоторой натяжкой, не совершая прямого нарушения заповеди Торы “ссужать ближнего в рост” (“рибит”). Эти фонды получали доходы от торговли акциями, облигациями, валютой, драгоценными металлами, энергоносителями – всем тем, что иногда растет в цене, а иногда падает, и таким образом вкладчик (владелец денег) участвовал в риске наравне с производителем-акционером, и не считался “ростовщиком” (в этом вопросе есть галахические

подробности, обсуждение которых выходит за рамки газетной статьи). Если эти фонды начнут выдавать потребительские ссуды под фиксированный процент, то каждый из вкладчиков такого фонда будет лично виновен в ежеминутном нарушении заповеди Торы, а так как отчисления в пенсионный и прочие социальные фонды установлены законом страны и без этого невозможно получать зарплату, то Государство Израиль станет единственной страной в мире, где выход еврея на работу сопряжен с постоянным и неизбежным нарушением еврейского закона.

Хорошие вести
Как говорят хасиды, из любого явления действительности можно извлечь искры святости. В новой реформе Кахлона есть важный положительный момент: благодаря открытию свободной конкуренции на рынке банковских услуг и относительно низкому порогу начального капитала, появилась надежда, что еврейское государство наконец-то породит настоящий кошерный еврейский банк, не зарабатывающий запрещенным Торой ростовщичеством. Именно появление такого банка, а еще лучше – нескольких, способно по-настоящему оздоровить рынок финансовых услуг в стране.
Основой деятельности этого банка должно стать содержание и обслуживание вкладов граждан, не допускающее длительного или крупного овердрафта.

За случайное “попадание в минус” на небольшую сумму гражданин не будет наказан процентами или отказом оплатить его обязательства, но будет предупрежден, что в случае повторения инцидента в короткий срок ему будет отказано в дальнейшем обслуживании (это означает, что клиенты этого банка будут стабильно “жить в плюс”). Возможно, услуги этого банка будут стоить дороже, чем других, но это будет окупаться отсутствием выплат процентов по овердрафту. При выдаче ссуды на нужды бизнеса банк будет участвовать в риске предпринимателя (соответственно – будет относиться гораздо осторожнее к выбору деловых партнеров), а взять в таком банке потребительскую ссуду будет невозможно: для этого в еврейском народе всегда существовали благотворительные финансовые фонды – “гмахи” (некоторые потребительские ссуды, например ипотеку, можно представить как бизнес – см. ниже).

Стоит объяснить, как такой банк может давать ипотечные ссуды и зарабатывать на этом. Стоимость приобретаемой клиентом банка недвижимости делится на 2 части: вклад клиента и вклад банка (например, 30% и 70% соответственно). То есть, клиент становится собственником 30% приобретенного имущества, а банк – 70%. Клиент и банк договариваются, что клиент постепенно выкупит у банка его долю, чтобы стать полным собственником квартиры – скажем, за 20 лет. Сумма выкупа не несет процентов и не привязана ни к каким индексам, но если квартиры дорожают, то доля каждого из участников сделки дорожает соответственно, а если дешевеют – то каждый из них теряет в соответствии со своей долей вклада. Кроме этого, все время, пока клиент не выкупил долю банка, он обязан платить банку арендную плату за пользование его текущей долей в этой квартире (независимо от того, пользуется ли ею он лично или сдает внаем).

Так, в первый год клиент будет платить банку 70% от стандартной арендной платы за подобную недвижимость в данной местности, на 10-й год – 35% арендной платы, и так далее. Таким образом, с каждым годом сумма выплат клиента банку будет уменьшаться – при условии, что он регулярно вносит деньги в счет выкупа доли банка (кроме арендной платы).
Такой формат ипотеки способен полностью обезопасить рынок недвижимости от двух самых страшных его “врагов” – неплатежеспособности клиентов и “обвала” рынка (резкого удешевения квартир). Клиент, который окажется не в состоянии продолжать выплачивать долю банка в квартире, тем не менее будет продолжать платить банку за аренду его доли (это будет гораздо дешевле, чем платить за аренду целой квартиры в другом месте), и договор с банком о выплате его доли можно будет просто заморозить на некоторое время, пока клиент не справится с финансовыми трудностями. А резкое удешевление квартир одинаково ударит по обоим участникам сделки, и клиенту будет невыгодно продавать свою долю, чтобы купить квартиру в другом месте, тем более –”дарить” ее банку, прекратив платить за аренду.

С учетом всего вышесказанного (а также того, что именно боязнь дефолта банков тормозит реформы по удешевлению недвижимости), возможно, именно кошерные банки способны произвести настоящую революцию в израильской экономике. И сейчас это реально как никогда.

131 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.