Окт
26
C вершины пирамиды

                                               Леонид Диневич  Это было еще в минувшем году. Информация, на которую я тогда случайно наткнулась в Интернете, стала поводом для разговора с ученым из Тель-Авивского университета, профессором Леонидом Диневичем, живущим в Иерусалиме. Сейчас эту информацию и тот разговор, касавшийся столкновения птицы с самолетом, можно было бы отбросить, ибо беседа шла в основном о другой теме, родной сердцу ученого, лежащей в стороне от “птичьей”.

Но я решила все-таки тему о птицах включить в это повествование, поскольку она сама по себе любопытна, и работа профессора по ней представляет израильский этап его научной деятельности. А о том, что тема актуальна, свидетельствует сообщение от 3-го октября 2008 года, когда птицу засосало в двигатель самолета компании “Эль-Аль”, за штурвалом которого сидел заместитель гендиректора «Эль-Аль» Лиор Явор. “Боинг 767” летел из Пекина в Тель-Авив и вез 156 пассажиров. Если бы не аварийная посадка в Китае, конец мог быть плачевным. А 15 января 2009 года появилось еще одно сообщение о трагическом столкновении самолета со стаей птиц.

Они попали в оба двигателя летательного аппарата авиакомпании “US Airways”, и из-за этого ему пришлось совершить вынужденную посадку на Гудзоне, вблизи Манхэттена. Пассажиров и экипаж спасли. “Ну вот, – подумала я после второй информации, – Надо снова поговорить об этом с Диневичем, подробнее”. – Да, действительно, – сказал мне тогда Леонид Абрамович. – Проблема столкновения самолетов с птицами (оно равносильно столкновению со снарядом) сегодня чрезвычайно актуальна во всем мире. Особенно важна она для боевой авиации, которая стремится к большим скоростям и к максимальному облегчению своего собственного веса. Птицы из-за этих скоростей не успевают отклониться от своих трасс.

В Израиле эта проблема особенно актуальна по двум причинам. Здесь, на очень узкой полоске земли, сосредоточено огромное количество боевых и гражданских летательных средств. Здесь же, в силу объективных вековых причин, сосредоточены основные трассы межконтинентальных межсезонных перелетов птиц, летящих осенью из Европы и частично Азии в Африку, и весной – обратно. Это примерно 500 миллионов птиц осенью и столько же весной. Из-за столкновения летающих аппаратов с птицами на ремонт самолетов уходят очень большие средства. Однако это еще не все. Есть немало случаев гибели самолетов и пилотов. Вот почему проблема чрезвычайно актуальна и ее финансированием у нас занимается Министерство обороны. Профессор Диневич рассказал мне тогда, как он занялся “птичьей темой”, в чем преимущества израильского метода борьбы с проблемой.

Всю свою дорепатриантскую жизнь Леонид Диневич посвятил физике атмосферных процессов и активным воздействиям на них. Он стоял на вершине пирамиды, представлявшей отрасль этой активно развивавшейся науки. Леонид был лидером в области активных воздействий на гидрометеорологические процессы, членом проблемного Совета в Союзе, создателем и руководителем самой большой научной и производственной организации в Молдавии. В эту организацию входили ракеты, самолеты, радиолокаторы, средства связи. Его службе приходилось для предотвращения града и других атмосферных явлений в год запускать по 40 – 50 тысяч ракет над густонаселенными районами, в условиях плотного использования воздушного пространства всеми видами авиации.

Диневеч – лауреат премии Совета министров СССР в области науки и техники, кавалер множества других наград, генерал-лейтенант в системе госкомгидромета СССР. В Израиль ученый репатриировался с семьей в 1991 году. Поначалу сложилось все не столь замечательно, как ему хотелось. Начинал он с Иерусалимского университета, но взаимопонимания по принципиальным вопросам с тамошним руководством не произошло. И тогда его пригласили в Тель-Авивский университет, где замечательный человек и ученый Иоси Лешем попросил его заняться очень актуальным вопросом – радиолокацией птиц. –

Эту непростую проблему, – пояснил Диневич, – нам удалось решить лучше, чем в других странах. Что касается моей основной специальности – физики атмосферных процессов, то занимаюсь я ею активно, но в других странах – в качестве научного советника правительства Аргентины, неоднократно с такой же миссией выезжал и в другие страны. – И все-таки в чем же отличие израильского метода уклонения израильских самолетов от встреч с птицами, – допытывалась я у Леонида. – Мы вместе с Иоси Лешемом и двумя специалистами, бывшими коллегами из Союза, разработали радиолокационный метод, который способен отличить птичьи сигналы от всех других радио-отражателей, то есть облаков, осадков, самолетов, атмосферных неоднородностей и так далее.

В радиусе 60 километров от Латруна, то есть в диаметре 120 км, мы “видим” всех птиц в любое время суток и при любой погоде. Составляем орнитологические карты трасс и высоты полетов птиц, каждые полчаса по электронной связи снабжаем ими руководителей полетов. Леонид рассказывал мне, как привез из Крыма радиолокатор МРЛ-5, как с коллегами из аналогового превращал его в дигитальный, а затем они находили и реализовывали алгоритм распознавания сигналов от птиц на фоне очень большого числа радиоэха от различных отражателей. Это очень большая творческая работа.

В итоге, созданная ими радиолокационная компьютеризированная орнитологическая система не только хорошо служит Израилю, но и вызывает большой интерес в разных странах. Профессор докладывал о ней на научных конференциях во Франции, Греции, США, Швеции, Японии, Венгрии, России, Болгарии, Финляндии… В декабре 2007 года за эту работу от имени министра экологии, ректора Тель-Авивского университета, общества охраны природы и Министерства обороны ему была вручена премия имени боевого летчика Гидая Закина, погибшего при столкновении с птицами.

В мае 2008 года за эту же работу ему вручили награду министр абсорбции и мэр Иерусалима. К слову надо заметить, что Диневич является председателем форума ученых-репатриантов Израиля. ***После разговора с профессором Диневичем о “птичьей” теме прошло много месяцев, но вот, накануне нынешнего праздника Йом а-Кипурим появился еще один повод для беседы с ним. …Перед Судным Днем получил Леонид Абрамович письмо из Молдовы на официальном бланке, подписанное руководителем Специальной службы по активным воздействиям на гидрометеорологические процессы и несколькими его бывшими коллегами. В письме содержалось поздравление Диневичу в связи с выходом на пенсию. Авторы перечисляли его несомненные заслуги в становлении в Молдавии важнейшего научного и технического направления, желали ему здоровья и долгих лет жизни.

Тронутый чуткостью, он послал им благодарственный ответ, предварив эпиграфом, взятым из стихотворения Андрея Дементьева: “И ни к чему подсчитывать морщины, Пытаясь как-то время обмануть, У жизни есть на все свои причины, И старость – это неизбежный путь”. Но тут же приписал: “Однако будем помнить, что старость словно гол: она наступает лишь тогда, когда человек пропускает ее в свои ворота”. В этой приписке – весь Диневич, со своей неуемной жаждой деятельности, целеустремленностью, жизнестойкостью… *** Формированию характера этого человека способствовали врожденные способности и жизненные обстоятельства. Он рос в офицерской семье, постоянно менявшей места проживания: Сахалин, Курилы, Сибирь, Западная Украина.

Родители его – одесситы во многих поколениях (последнее пристанище они нашли на Земле Обетованной, похоронены в Беэр-Шеве). Несмотря на то, что родился он на Сахалине, себя считает тоже одесситом. “Этот город и есть воздух, – убежден профессор. – Здесь я женился, здесь учился, сюда возвращался, его люблю больше всех городов, теперь, наверное, наравне с Иерусалимом. Специальность “физика атмосферы”, такую, чтобы ездить по свету, хотел получить и получил в Одесском гидрометеорологическом институте”. …Худенький, чрезвычайно подвижный паренек сразу же стал среди студентов группы лидером.

За все годы учебы он не получил ни одной оценки ниже “отлично”. На третьем курсе Леня уже преподавал теоретическую механику и математику, был председателем студенческого научного общества института и заместителем председателя объединенного профсоюза вуза. Но главное – он сумел покорить сердце Сонечки, самой красивой студентки курса (“И что она во мне нашла!?”, – скромничает Леонид). Так, с третьего курса, они и идут вместе по жизни. После окончания института Леониду предложили остаться в очной аспирантуре, а в списках на право выбора места распределения чета Диневичей была первой. Но он с женой, позже – кандидатом наук, выбрал себе совсем другую судьбу. Для Леонида главным было найти интересную работу. И такую работу предложил ему Иван Иванович Гайворонский, один из ведущих ученых в области воздействия на метеорологические процессы.

В тот период правительство Молдавии с помощью ЦАО (Центральной аэрологической обсерватории), создавало в поселке Корнешты, Унгенского района, экспериментальную базу. Задача заключалась в проведении учеными ЦАО экспериментов по предотвращению градобитий на площади примерно 20 тысяч гектаров. Заниматься этим и пригласили перспективных новоиспеченных специалистов Диневичей, предварительно нарисовав им радужное будущее. …В конце июня 1965 года Леня и Соня вышли на железнодорожной станции Корнешты с одним чемоданом на двоих. Им показали короткую дорогу до базы. После недавнего дождя ноги увязали в липком черноземе, который налипал на обувь тяжелыми, не отваливающимися кусками. Глинобитный сарай на околице поселка, несколько палаток, машина с будкой, под горкой – кирпичный маленький домик и две пусковые ракетные установки – так выглядела база. Сегодня, оглядываясь с вершины возраста и пройденного “на одном дыхании” творческого отрезка жизни, Леонид Абрамович пытается объяснить свой тогдашний выбор места работы “духом молодости, самоуверенностью и чрезвычайной уверенностью в своем высоком уровне подготовки, студенческим патриотизмом, воспитанием в офицерской среде”. А я бы добавила – “амбициозностью”.

И действительно, Диневич начал работу в Службе в 23 года, а в 25 – стал ее руководителем. Творческая жизнь в этой Службе начиналась в 1965 году с двадцати тысяч га, защищаемых от градобитий, а в 1991 году эти площади достигали двух миллионов семисот тысяч гектаров. Работы велись не только по защите от града, но и по увеличению осадков, рассеиванию туманов в аэропорту Кишинева, борьбе с заморозками. Из маленького противоградового отряда в Крыму (Золотое Поле) он с коллективом создал и передал в ведение Украины Крымскую Службу. В Молдавии от простеньких ракет ПГИ в 1965 году Служба доросла до ракет пятого поколения, от простых радиолокаторов и радиостанций в 65-м году – до современных средств связи и компьютеризированных систем в 91-м, от служебного сарая в Корнештах – до современных зданий и сооружений на всех полигонах, включая 14-этажный корпус в Кишиневе.

За всем этим стоял гигантский труд большого коллектива специалистов. А ведь роман Даниила Гранина “Иду на грозу” писался с начального периода этой Службы. Прототипом главного героя был Илья Моисеевич Имянитов, коллега Диневича. Сейчас Леонид Абрамович является главным хранителем информации обо всем, что происходило дальше в Службе и в становлении нового направления науки, и главным действующим лицом. Это могло бы стать увлекательным продолжением гранинского романа. ***”Мои дорогие коллеги, мои бывшие студенты, а теперь руководители, сотрудники, подписавшие и не подписывавшие письмо по поводу моего выхода на пенсию, – продолжал Диневич в ответе на послание, – спасибо вам за добрые, теплые слова и за память. Мы вместе с вами много лет шли по пути созидания и решения одной из наиболее сложных проблем человечества, и вы все мне бесконечно дороги.

Первого октября по нашим законам я выхожу на пенсию, но уже на следующий день по предложению университета и заказчика продолжу работу по своей же теме и на своем же месте. Моя нынешняя работа является естественным продолжением всего предыдущего опыта…” Ответ Диневича довольно пространный. Профессор сожалеет о том, что накопленный в Молдове потенциал погублен в последние годы. Ему хочется верить в восстановление того, что было создано. “И, если будет желание ваше и правительства, я смогу вам в этом помочь, ибо во мне еще горит огонь творчества, в голове роится множество идей и стремлений”, – написал он. В заключение добавил: “27 сентября в Израиле наступает Судный День. В этот день все и у всех просят прощение за возможные обиды. В моей большой многолетней работе было немало ошибок. Я прошу у вас за них прощение”.

Евгения Ласкина, газета “Вести”, октябрь 2009 
Почитать еще
На фото: министр абсорбции Яков Эдри  вручает Диневичу премию (2008 год)

720 Просмотров
4 комментария

4 комментария to “C вершины пирамиды”

  1. V.Garina Says:

    Уважаемые господа,
    я с большим уважением отношусь к Леониду Абрамовичу, но он никогда не был генералом-лейтенантом, поскольку противогралдвая служба не была военной, а только военизированной (это огромная разница), Очень жаль, что Леонид Абрамович не вспомнил о том, что прародителями противоградовой службы в СССР были поистине великие ученые Гайворонский и Серегин. Я понимаю, что уезжая из страны,где он крепко стоял на ногах, можно ее немного и потоптать… обидно. Леонид Абрамович в нашей жизни был деликатным человеком.

  2. admin Says:

    Галина, видно эта статья попалась Вам не под настроение.
    Прежде всего, смею заверить, что этот человек и в новой среде остался как минимум таким же деликатным.

    Вам стоит принять во внимание, что перед Вами не мемуарные записи, а всего лишь заметка журналистки. А это именно на автора строк возлагает ответственность за все нюансы, упущенные или приписанные, поскольку ни один самостоятельный журналист до публикации свою работу не согласовывает с тем о ком пишет. И еще, часто бывает отсебятина.

    Теперь по существу замечаний.

    – Насчет “потоптать” – это очнь грубо и не о нем!
    – Насчет генеральства. В статье сказано, что “в системе Госкомгидромета СССР”, стало быть
    не в военной системе, а нам с Вами не известны отраслевые градации.
    – и о Гайворонском в статье есть упоминание, а развитие темы – авторское решение.

    Так что судите статью, а не ее героя, поскольку он не автор опуса.
    Не сомневайтесь в этом достойном Человеке – он может измениться только к лучшему!

  3. V.Garina Says:

    Уважаемый Admin (Ваш, так называемый, позывной – простите, я не знаю, как Вас зовут). Мне эта статья не попалась под настроение – после Ваших комментариев, я поняла, что она действительно была написана, мягко говоря, не очень профессиональным журналистом. Я знаю Леонида Диневича с 1972 года, и он, безусловно, глубоко порядочный и безмерно уважаемый мной человек. С ним было так много пройдено в то время. И я желаю ему, его жене Соне, дочке Жанне ( я ее помню, когда ей было 5 лет и она была у папы в противоградовой службе в Корнештах (Молдавия)и рисовала лягушек под градом) всего самого доброго.
    Да хранит Вас Господь,

  4. admin Says:

    Почему “так называемый”?
    Я действительно адмиистратор этого сайта и автор 90% фотогафий галереи и всего контента журнала “Здесь и живем”, лежащего в основе этого проекта. Имя мое Григорий.
    Вот и познакомились.
    Я очень рад, что избавил Вас от тяжелых мыслей.
    Спасибо за отзывчивость.

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.