Май
31
Каким должен быть закон о призыве?

автор Шошана Бродская

Ни для кого не секрет, что основным камнем преткновения для создания нового правого правительства стал так называемый “Закон о призыве”, который более правильно назвать “Законом о призыве харедим” (потому что ни о мерах по призыву светских уклонистов, ни о мерах о прохождении альтернативной службы израильскими арабами там речи не идет; поэтому второе название закона – “Закон о равном распределении обязанностей” – нерелевантно).

В той версии закона, которую продвигает Либерман, установлены жесткие квоты “рекрутов”, которых должна поставлять ежегодно каждая ешива, причем эти квоты из года в год растут. Харедим изначально сопротивлялись самому факту установления квот, называя это аморальным и справедливо сравнивая эту законодательную инициативу с печально известным “Законом о кантонистах” в царской России,

когда руководителям общин предлагалось выдавать властям определенное количество юношей для призыва в армию (представьте себе психологическое состояние директора учебного заведения, которого закон обязывает решить, какие из его учеников – порядка половины! – прекратят учебу, скорее всего навсегда. Сделать выбор между своим сыном или сыном спонсора ешивы – и просто способным мальчиком, у которого нет влиятельных покровителей. Аморальность “в законе”).

В свою очередь, депутаты-харедим обращали внимание на то, что уровень добровольного призыва харедимных юношей из года в год растет, достигая на данный момент порядка 3000 юношей в год – более половины целевого “норматива”, предусмотренного законом. Так что “гибели армии” от отсутствия харедимных призывников, о которой так громогласно стенают сторонники закона, не предвидится. Чем больше процент харедим в израильском обществе, тем больше тех из них, кто работает и служит в армии. Срабатывают простые законы социума: в огромной и очень разнородной общине количество тех, кто серьезно настроен посвятить всю жизнь изучению Торы и имеет для этого ресурсы и способности, не так уж велико.

В результате переговоров при посредничестве Нетаниягу харедим пошли на компромисс. Они согласились на квоты, при условии, что они будут гибкими. Конкретно – те квоты, которые предусмотрены законом, будут рекомендательными, а правительство в каждый конкретный год будет решать, оставить ли их или скорректировать в соответствии с тенденциями в харедимном обществе, чтобы не спровоцировать кризисных ситуаций. Либерман, как известно, компромисс отклонил.

С учетом того, что харедим имеют 15 мандатов и без них не может быть сформировано ни одно правительство – ни правое, ни левое, демарш Либермана больше выглядит как саботаж, а не как отстаивание интересов своего электората (кстати, потрясающий интерес электората, какого я не встречала более нигде в международной политике: не “пусть мне будет лучше”, а “пусть другим будет хуже”… Не хочется верить, что для голосовавших за Либермана это было центральным мотивом). Нетаниягу охарактеризовал позицию Либермана так: “Это не закон о призыве, это что-то другое…” И похоже, что он прав.

Но все же, абстрагируясь от политических дрязг – неужели нельзя сформулировать Закон о призыве таким образом, чтобы он был действительно справедливым? Чтобы стимулировал призыв не только харедим, но и деток израильской элиты, и выход арабов на альтернативную службу? Чтобы не подавлял свободу совести и не создавал аморальных ситуаций, а предлагал лично каждому гражданину, достигшему совершеннолетия, простую парадигму: ты помогаешь стране – страна помогает тебе, ты не помогаешь стране – страна не помогает тебе?

Конкретно: если ты не послужил стране – не можешь рассчитывать на государственную стипендию (как в “колеле”, так и в университете), дотации и льготы при открытии бизнеса, государственное жилье, спонсирование тебя как деятеля искусства, финансирование твоего образования за рубежом, государственные премии и пр. То есть, человеку нужно просто предложить взвесить свою идеологию и честно решить для себя: готов ли он ее придерживаться, если это чревато убытками? Причем убытками не общине (как, например, лишение финансирования ешив, не выполняющих квоты по призыву), а тебе лично.

Применять к человеку физические наказания за идеологию (например, тюремное заключение) для демократического государства неприемлемо. А вот поставить человека в ситуацию выбора между идеологией и деньгами, карьерой, почетом – не только легитимно, но и очень поучительно. Как только такой закон вступит в силу, мы сразу увидим, кто не покидает ешиву действительно ради Торы, а кто – по другим, “земным” причинам. Кто по-настоящему пацифист, а кто – просто “косяк”. А арабская община наконец-то поймет, что отношения с государством Израиль могут быть только взаимными.

А все сэкономленные для бюджета деньги (и от стипендий, и от ликвидации отделов армии по принудительному призыву, агитации и разъяснительной работе) можно будет направить на улучшение обороноспособности страны.

77 Просмотров
7 комментариев

7 комментариев to “Каким должен быть закон о призыве?”

  1. admin Says:

    Маленькое уточнение: “….харедим пошли на компромисс. Они согласились на квоты, при условии, что они будут гибкими. Конкретно – те квоты, которые предусмотрены законом, будут рекомендательными, а правительство в каждый конкретный год будет решать, оставить ли их или скорректировать в соответствии с тенденциями в харедимном обществе”
    Другими словами оставить решение квот самим харедим. Ведь без них правительство – импотентно.

  2. Шошана Says:

    Во-первых, ничего плохого от этого не будет. Самый массовый призыв ешиботников в армию был тогда, когда на них никто не давил. Когда к власти пришел Лапид и начал продавливать закон о призыве ешиботников, количество новобранцев их этого сектора упало почти в 2 раза: они начали относиться к призыву как к войне против Торы (и были правы на тот момент). Как только Лапида свалили, призыв снова пополз вверх.
    Во-вторых, если без харедим правительство не может функционировать (уточню – никакое), то, как говорят в Одессе, Вы имеете две альтернативы: либо харедим и правительство без закона о призыве (в его нынешней редакции), либо Либерман и закон о призыве без правительства. Выбирайте.

  3. Алекс Says:

    “С учетом того, что харедим имеют 15 мандатов и без них не может быть сформировано ни одно правительство – ни правое, ни левое, ” у них ,судя по всем их действиям и заявлениям , появилось и разрослось в последние годы желание и возможность диктовать в полной мере всему населению Израиля свои взгляды и законы ,на них базирующиеся .
    Именно это , а также готовность ПМ прогибаться под них , и стало причиной происшедшего .

  4. admin Says:

    Я бы сказал “ДОПРЫГАЛИСЬ!” Годами прикармливали и радовались приплоду новых граждан.
    За 3 предстоящих месяца до перевыборов ещё тысячи харедим перешагнут 18 лет и мандаты ортодоксов могут вырасти уже осенью.
    Увы и ах!

  5. Шошана Says:

    Такое впечатление, что Вы предпочитаете жить при шариате:) Если бы не харедим, в этой стране лет через 20 было бы арабское большинство, и Вашей внучке пришлось бы носить чадру.
    А к Вашим словам – Амен!

  6. admin Says:

    По мне все религии одним миром мазаны.
    Государство Галахи – это не то, что я хотел бы для моих наследников.
    Сегодня арабы умерили деторождение, а наши “русские” теперь тоже имеют 3-4 ребёнка.
    Так что в этом соревновании арабам не победить!
    Ультра ортодоксы-сектанты более опасны для благополучия государства. Они создали свои мини государства в государстве и раскалывают общество.

  7. admin Says:

    http://xprt.co.il/expert-opinion/4931?fbclid=IwAR0NlFuylSu60jvzeTKqTDJuV1fWKFwY2Sr-xTYeQ6yLag3wtyhOvh_dU7E

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.