Май
17
Ошибка царя Шломо, или ГДЕ взять деньги на государственные реформы?

Не успело собраться новое правительство, как тут же начались проблемы. Все члены коалиции сделали Нетанияху одолжение, что согласились его поддержать, и потребовали обязательств о выполнении правительством своих собственных предвыборных обещаний. А так как эти обещания давались не из своего кармана, а из “безразмерного” государственного бюджета, то в бюджете образовалась очередная дыра размером в несколько миллиардов.

Где найти эти миллиарды?

Некоторые партии внесли конкретные предложения. Например, повысить налог на предметы роскоши. К предметам роскоши относятся элитные автомобили, самолеты, яхты, мотовездеходы, изделия из натурального меха, холодильные шкафы (емкость выше 800 л.), телевизоры с особо большим экраном и “джакузи” (ванны для гидромассажа). Налог на роскошь был введен в 2013 году, и его авторы предполагали, что он принесет в бюджет 100 млн. в год. Однако они просчитались: спрос на предметы роскоши оказался в 4 раза меньшим, чем ожидали депутаты, и дал казне всего 25 млн. (еще одно подтверждение того, что к нашим депутатам вполне относится высказывание “Страшно далеки они от народа”…)

Еще одним предложением стало резкое увеличение налога на инвестиции в недвижимость. По плану Кахлона, эта мера должна убить двух “зайцев”: увеличить рынок квартир для первого приобретения (и сбить цену) и пополнить бюджет. Проблема в том, что эти два эффекта обратно пропорциональны друг другу. Если инвесторы, испугавшись огромного налога (и обещанного падения цен на недвижимость…), перестанут покупать квартиры на сдачу, то казна от этой меры ничего не получит; если же они все равно будут инвестировать и платить налог, то не увеличится фонд свободных квартир и не упадут цены.

У этой меры есть и другие неприятные последствия: рост дороговизны жилья на съем, рост мошенничества в сфере недвижимости (например, покупка через подставных лиц) и другое. В любом случае, это даст казне, возможно, несколько сотен миллионов, но никак не миллиарды. (Для сбивания цен на квартиры было бы более логично в первую очередь прекратить скупку ценящейся во всем мире израильской недвижимости иностранцами, без чего борьба с дороговизной жилья в Израиле обречена на провал. Либо вообще запретить покупку недвижимости лицами, не являющимися гражданами страны, либо установить на такую покупку налог в 200% и более. Но кто же послушает ничего не смыслящую в экономике домохозяйку?)

Вообще-то у государства есть всего 3 стандартных способа раздобыть деньги: 1) повысить налоги, 2) урезать бюджет других министерств и 3) увеличить государственный долг. Все три способа фатально плохи.
Мы сказали – “стандартных”? А разве есть еще какие-то “нестандартные” способы?
Ну конечно есть:) И евреи, как обычно, лучшие изобретатели таких нестандартных способов.

Откроем Книгу Шемот. Евреи получили заповедь построить Мишкан – переносной Храм. Никакой государственной казны еще нет. Нет налогов, нет военных трофеев. Где взять материалы, средства на зарплаты рабочим, финансирование креатива?

Моше-рабейну бросает клич: “Каждый еврей имеет право пожертвовать на Храм! Хотите, чтобы Всевышний пребывал среди нас? Давайте построим Ему достойное святилище!”

Для руководителей колен было введено специальное ограничение: они могли пожертвовать на Мишкан НЕ БОЛЬШЕ строго определенного объема различных материалов. Как это могло отразиться на желании простых евреев отличиться в сборе пожертвований? Можно не сомневаться – они лезли из кожи вон.

Рабочие руки нашлись бесплатно. Лучшие деятели искусства сочли для себя большим почетом возглавить “лаборатории креатива”. Ценных материалов нанесли столько, что сбор пожертвований пришлось прервать – собрано было гораздо больше, чем нужно.

Результат: почти пол-тысячелетия маленький переносной Мишкан был единственным объединяющим центром разбросанных на большой территории, административно не связанных и даже отрезанных друг от друга нееврейскими анклавами колен Израиля. К Мишкану собирались евреи со всех концов Ханаана для решения жизненно важных вопросов, его выносили на передовую в судьбоносных битвах, его “пленение” врагами означало потерю государственной независимости. Мишкан был сердцем народа, потому что был ЕГО ЛЮБИМЫМ ДЕТИЩЕМ.

Для сравнения посмотрим, что произошло со строительством первого стационарного Храма царем Шломо.

Шломо хотел как лучше; в его представлении Храм Всевышнего должен был поражать воображение своей роскошью и величием. Весьма значительных сокровищ, собранных на постройку Храма его отцом Давидом, царю показалось недостаточно, и он обложил страну тяжелым налогом и множеством податей. На собранные огромные средства была приобретена импортная ценная древесина, завезены иностранные специалисты. В строительстве использовался рабский труд. Параллельно с Храмом на те же налоги строились дворцы для многочисленных царских жен, которые не могли ужиться между собой. Тысячи евреев были отправлены в соседнюю державу на принудительные работы, 15 еврейских городов были подарены (!) ливанскому царю за его “красивый жест” – позволение купить (!) у него строительные кедры. Ах, как это похоже на кое-какие действия современных израильских лидеров!

Результат: Храм Шломо стал восприниматься широкими народными массами не как сердце нации, а как символ абсолютизма, цинично эксплуатирующего духовность. Сразу после смерти сильного лидера Шломо, обладавшего неоспоримым авторитетом, 10 колен откололись от Иудеи, создав свое государство со своим духовным центром и своим культом, противопоставленным Храмовой службе. Почти сразу после этого Иудея и Храм были захвачены и разграблены, все храмовые сокровища, добытые потом и кровью, достались иноземным захватчикам. А еще через 200 лет Северное царство, отказавшееся от Храма и Всевышнего, пало под натиском ассирийцев, его жители были изгнаны со Святой Земли и очень скоро полностью ассимилировались среди окружающих их язычников. Что поделать – еврейский народ без служения Всевышнему не может долго сохранять свое национальное лицо.

Так ошибки царя Шломо стоили еврейскому народу потери десяти колен, потери доверия к административной власти и авторитета духовных руководителей, и в результате – потери родины.

В еврейской традиции есть важное правило: “Дела отцов – знак для детей”. Что мы можем выучить из этой истории с Храмом? Как нам избежать катастрофических последствий неправильной налоговой политики и необдуманного реформационного активизма?

Можно сформулировать несколько постулатов

1. По-настоящему полюбить можно только то (и того…), чему (кому) безвозмездно даешь, жертвуешь по доброй воле. Если государство выдавливает из граждан максимальные налоги, загоняет в армию угрозой тюремного заключения и экономическими санкциями – как можно после этого взывать к гражданской совести? Как можно вообще рассчитывать на какие-либо отношения, кроме отношений рэкетира и фраера (старающегося всеми средствами избавиться от “патронажа”)?

2. Сердце нации – в нашем случае парламент – должно быть этическим номиналом, задающим высокую планку национальной морали. Только полное доверие к руководителям страны сделает возможным честное, уважительное сотрудничество между гражданином и руководящим аппаратом, инициирует желание граждан помогать руководству, способствовать реализации его планов.

3. Далеко не все продается и покупается. Более того: на очень многие вещи гораздо лучше не тратить деньги, чем тратить. В таких ситуациях можно добиваться двойного эффекта.

4. И самое главное: для пополнения казны принципиально важно, чтобы эта цель – пополнение казны и выведение государства из финансового кризиса – стала ЛИЧНЫМ ПРОЕКТОМ каждого гражданина, от руководителя государства до уборщицы. И прежде всего – личным проектом каждого из парламентариев (см. пункт 2).

Поясним на конкретных примерах.

По данным, приводимым журналистом Томером Авиталем, Кнессет 20-го созыва только в день приведения депутатов к присяге потратил более 100 000 шек. на вещи, не имеющие никакого отношения к службе народу. Так, 17 700 шек. было потрачено на искусственные цветки, которые депутаты прикрепили к лацканам пиджаков (120 депутатов – то есть, почти 150 шек. за цветок), более 50 000 шек. было заплачено приглашенным артистам, 44 800 шек. получили знаменосцы.

Что бы сделал на месте наших руководителей Моше-рабейну?

Почетное право внести в зал заседаний государственные знамена он бы, наверное, даровал лучшим студентам, которые в текущем (или прошедшем) году опубликовали наиболее резонансные статьи в международно признанных научных журналах. Большую честь выступать на первом заседании нового парламента страны он оказал бы тем артистам и певцам, которые наиболее отличились за прошедшую каденцию в благотворительных акциях или деятельности на благо общества. А задача и удовольствие смастерить для новых депутатов бумажные цветки была бы поручена ученикам израильской школы, получившей максимальное количество призовых мест на общеизраильских и мировых олимпиадах. Все это, разумеется, на добровольных началах.

Как вы думаете, простили бы граждане таким знаменосцам то, что они вышли не в ногу, и простили бы детям то, что их цветки не так совершенны, как изготовленные промышленным способом?

На этой инициативе государство могло бы сэкономить 100 000 шекелей за один день. А таких ситуаций возникает в течение года десятки, если не сотни. Там торжественная встреча, тут торжественные проводы… Десяток миллионов за год наберется.

Пример второй. В Министерстве экологии полтора года назад создан специальный Отдел инноваций, главная задача которого – найти творческое решение проблеме нежелания населения сортировать выбрасываемый мусор. Полтора года ученые из разных областей и целая группа чиновников, подключая статистические бюро и прочие дорогостоящие сервисы, бьются над вопросом: почему средняя домохозяйка не хочет сортировать мусор?

Что бы сделал на их месте Моше-рабейну и любой другой лидер, который думает о реальном решении проблемы, а не о “научности подхода” и личных амбициях? Я думаю, он не стал бы тратить государственные деньги, а спросил бы свою собственную жену и пару соседок, что мешает им сортировать мусор. И их ответ был бы, я думаю, такой: они не сортируют мусор потому, что нет возможности держать на кухне 4-5 мусорных баков, и еще потому, что до ближайшего контейнера, скажем, для металлического мусора десять минут езды на машине.
После этого лидер поставил бы задачу перед крупной фирмой, производящей пластиковые изделия (скажем, “Кетер”), сконструировать удобное мусорное ведро с пятью разными отделениями (оплачивать это не нужно, потому что фирма получит прибыль от продажи изделий), а перед муниципалитетами – задачу обеспечить полный набор контейнеров для каждого вида мусора как минимум на каждые 3-4 дома. Последнее потребует финансирования, но окупится почти стопроцентной сортировкой мусора.

Экономия от этой “инновации домохозяек” составит десятки миллионов шекелей в год (ликвидация значительного бюрократического аппарата с солидным бюджетом). Сколько еще десятков миллионов можно сэкономить таким образом, просто “почистив” министерства и закрыв отделы, работу которых может заменить один думающий и ответственный человек? (Предвижу множество проблем с профсоюзами, но это тема для отдельной статьи. В одной фразе ответ таков: любой конфликт разрешим взаимоприемлемым путем, если обе стороны настроены на его разрешение).

Пример третий. Каждый депутат парламента тратит в год до 23 500 шекелей из государственной казны на мобильную связь. Нетрудно подсчитать, что это составляет почти 2000 шек. в месяц, или более 65 шек. в день. Если учесть, что большинство фирм сотовой связи имеют безлимитные программы на разговоры внутри страны стоимостью от 30 до 60 шек. в месяц, то очевидно, что депутаты минимум 2 часа в день разговаривают по сотовому только с заграничными абонентами. Остается только удивляться, когда они успевают пообедать?

В этой связи стоит отметить инициативу нового депутата от Ликуда Орена Хазана, который собирается предложить законопроект, ограничивающий оплату государством сотовых услуг депутатам до 6000 шек. в год (500 шек. в месяц). Орен справедливо заметил, что современные способы связи, такие как Скайп, позволяют общаться бесплатно и с заграничными абонентами, так что права депутатов висеть сутками на телефоне ущемлены не будут. Одна эта инициатива сэкономит государству более двух миллионов в год.

Хочется верить, что остальные депутаты проявят такую же рачительность к общественному имуществу, как и Хазан, и согласятся сократить еще десятки пунктов нерациональных текущих расходов парламента и правительства, не имеющих прямого отношения к исполнению парламентариями своих обязанностей. Там пять миллионов, тут двадцать миллионов – глядишь, и набрался миллиард… Только за счет повышения культуры власти.

И, наконец, последний пример – но самый дорогостоящий:)
На конец 2013 года государственный долг Израиля составлял порядка 700 миллиардов шек. (официальные данные за 2014 год еще не опубликованы). Обслуживание такого долга (выплаты по процентам) стоит стране порядка 40 млрд. шек. в год, плюс к этому страна выплачивает по долгу порядка 80 млрд. в год (набирая снова такую же или еще большую сумму) – всего около 120 млрд. в год уходит на погашение долга, не приводя к его уменьшению.

Точно такой же бюджет у всех израильских министерств вместе взятых.

То есть, если страна избавится от госдолга, то она сможет увеличить бюджет каждого из министерств вдвое! Хочется верить, что после этого при определенной финансовой дисциплине больше делать долги не понадобится. Особенно если правительство введет правило ежегодно оставлять “неприкосновенный запас” в размере 10-15 млрд., на случай непредвиденных расходов (аналог “храмовой казны”).

Отлично, но как можно избавиться от госдолга в сотни миллиардов?
А так же, как эти сотни миллиардов были набраны: продажей особых облигаций государственного банка на беспроцентную ссуду (“ѓальваат гмах”), которую государство возьмет у своих граждан и евреев диаспоры, с обязательством ежегодно направлять средства, освобожденные от выплат по долгу, на погашение обязательств по этим облигациям. Те граждане, которые приобрели облигации раньше, раньше получат обратно свои средства. Если принять, что ежегодно на погашение обязательств по облигациям будут направлены те же 120 млрд. шек., что раньше шли на обслуживание долга (даже чуть меньше), то все жертвователи получат обратно свои средства в течение семи лет (по окончании сбора нужной суммы).

Нееврейским общинам может быть предоставлено право участия в этой благотворительной акции по их настоятельной просьбе. Им пожертвования должны быть возвращены в первую очередь.

Фактически, это примерно то же, что проделал Моше-рабейну для сбора средств на строительство Мишкана.
• Учебное заведение моих старших дочек традиционно устраивает в дни “счета омера” благотворительную акцию по сбору средств для бедных невест. Каждый класс собирает десятки тысяч шекелей. Как это возможно? Один из излюбленных способов – организация классом ярмарки в одном из жилых кварталов. Девочки арендуют на несколько часов надувные аттракционы, машинку для изготовления попкорна и сахарной ваты, придумывают инсценировки для кукольного театра и т. п. За один вечер класс может выручить таким образом для благотворительных целей 1,5 – 2 тысячи шекелей, за вычетом расходов. Разумеется, девочки работают не за плату – они делают важную “мицву”. Их мотивация огромна.

Согласятся ли граждане Израиля и евреи диаспоры участвовать в этой благотворительной акции в свою же пользу? Это дело рекламной кампании, но в первую очередь – морального уровня людей, стоящих во главе государства. Если люди будут уверены, что собранные ими средства не окажутся разворованными и будут использованы именно на те цели, ради которых эти деньги жертвуют, то нужная сумма найдется. Кампания должна широко освещаться в прессе, все подробности сбора средств и оплаты долгов должны быть достоянием общественности – тогда и доверия будет больше, и появится здоровый элемент “соцсоревнования”.

А как граждане страны и евреи всего мира (да и другие народы) будут относиться после этого к государству Израиль? Не так ли, как современники Моше-рабейну относились к своему любимому детищу – Мишкану?..
No virus found in this message.

Шошана Бродская
Почитать ещё

211 Просмотров
12 комментариев

12 комментариев to “Ошибка царя Шломо, или ГДЕ взять деньги на государственные реформы?”

  1. REX Says:

    “…Но кто же послушает ничего не смыслящую в экономике домохозяйку…”
    как много может сказать одна лишь фраза!
    Действительно, зачем вообще думать, когда у нас есть “величайший экономист всех времён и народов”?!
    Результаты его “мыслительной” деятельности страна уже испытала на себе… и УВЫ! не единожды.
    Но остаётся впечатление, что избиратели ходят на выборы со своими граблями, если с таким упрямством “выбирают” каждый раз всё то же НЕЧТО, о коем слыхали мы из песни…” я его слепила из того, что было…”
    Действительно: можно ли сделать выбор когда выбора НЕТ?!
    Может просто абсолютной неявкой показать всей этой краплёной колоде кнессетосидельцев наше к ней отношение…

  2. пинечка Says:

    “морального уровня людей, стоящих во главе государства.”
    а главного-то и нет!
    уверен, что ни один человек не верит в этот самый “моральный уровень” депутатов, разве что всего нескольким из них я бы доверился…Ципи Хотовели, Беннет, Кецелэ…
    то есть именно тем, кого наш величайший главнокомандующий упорно в “своё” правительство приглашать не желает.
    наверное именно о таком правительстве говорили когда-то: “сбор блатных и шайка нищих”…
    и нищие они вовсе не потому, что “выписывают себе любимым костюмы за счёт страны, а потому, что они – НИЩИЕ ДУХОМ!
    простой пример: …сегодня в Араде не работают фонтанчики с питьевой водой в пяти парках(о чём я звонил в городские службы ещё до Песаха…представьте сколько воды утекло!) их некому чинить, и лишь пару дней назад все их …перекрыли, ведь всем некогда – идёт борьба за кресла…вот тут мы и видим отношение всех этих болтунов к работе…
    Так что идеи автора весьма хороши, но на сегодняшний день невыполнимы, нет у всех рвущихся к власти морального долга управлять ни городом, ни нами…

  3. Сережка Says:

    Я бы привел две цитаты Томаса Карлейла:
    1 “Всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ее плодами отпетые негодяи.”

    Герцль был романтиком, Бен Гурион и Голда фанатично преданными сионистами,а с кем же сегодня мы имеем дело?

    2 “Любая реформа, кроме моральной, бесполезна.” – без коменнтария

  4. Шошана Says:

    Господа, пессимизм, отчаяние и опускание рук еще никогда никакой проблемы не решали…
    Хотя приходится согласиться, что это наше национальное качество:)) (в смысле – бурчать и жаловаться, но на самом деле считать себя счастливыми – иначе откуда берется все, что мы делаем?!)

  5. Семен Says:

    Интересно, как среагируют жители Арада на призыв собрать денег и открыть, скажем, консервный завод. Помещений в промзоне хватает, продуктов навалом – работай! Думаю, пошлют куда подальше. Никто уже никому не верит.

  6. Шошана Says:

    Если в Араде есть что консервировать, то на открытие завода деньги собирать не надо. Надо, чтобы нашелся предприниматель, который за это возьмется. Есть инвестиционные фонды, которые помогают деньгами, если хозяин производит впечатление профессионала и эффективного хозяйственника. А без такого человека все деньги, даже если будут собраны, улетят в трубу.

  7. Семен Says:

    А кто решает – дать или не дать? Какой-нибудь Тали-Влад? Так не дадут они этих инвестиций, нафига это им. Зарплату они получат в любом случае, а если кому-то что-то дадут – то как бы чего не вышло. Что же касается специалистов, то их в любом российском городе за шекель – пучок. Лично я готов предоставить таковых для любого, практически, производства. В качестве консультантов. А сам выступить в роли хозяйственника. Только без пользы всё это. Никакие консервно-изумительные проекты нашу мэрию не интересуют.

  8. admin Says:

    На всякий случай уточняю:
    1. в бюджете муниципалитетов не предусмотрены инвестиции в производства и пр. бизнесы. Это прерогатива частной инициативы иногда с участием правительства.
    2. Нет сомнений, что муниципалитет любого города заинтересован в привлечении бизнесов.
    Так что, Семен, Вам флаг в руки. Поднимите какой-нибудь проект, сделайте бизнес-план, проведите “секер шук” (исследование рынка) и приведите инвестора и я вас уверяю, что все будет “чик чак”. Или под ролью хозяйственника Вы подразамеваете обязанности завхоза?

  9. Семен Says:

    Ехидничаете? Это прекрасно! Я рад в Вашем лице найти единомышленника, заведомо уверенного, что собеседник – пустозвон и трепач, “под ролью хозяйственника подразумевающий обязанности завхоза”. Уверяю Вас, арадская ирия реагирует точно так же. Вы не одиноки. Замечательно, что у Вас “Нет сомнений, что муниципалитет любого города заинтересован в привлечении бизнесов”. Поздравляю Вас с глубоким знанием действительной заинтересованности арадского муниципалитета. Браво!

  10. admin Says:

    Нет резона ехидничать!
    Не тот случай.
    Я Вам ответил на полном серьезе.Мне довелось в рамках своей деятельности здесь в Араде экспертировать десятки интересных проектов ученых из разных городов Израиля.
    98% из них были декларативны, а оставшиеся два обламывались в виду отсутствия солидного инвестора. В их числе и мой проект. 1.5 лимона государственных не хватило, чтобы его вывести на рынок. Так что я знаю о чем говорю.

    ХОЗЯЙСТВЕННИК – тот, кто ведает хозяйством какого л. учреждения, предприятия. Другими словами заведующий хозяйством. С сокращением – завхоз.
    Если завхоз – стремно, то может объясните, что означает хозяйственник в Вашем понимании.
    Эмоции же хороши для постели.

  11. Семен Says:

    Хорошо, оставим ехидство нашим врагам. Я говорил о том, что никто не упоминает такой способ выхода из кризиса, как создание производства своими силами. В частности, я упомянул создание консервного завода. Можно и стеноблоки изготавливать – разницы нет. И выразил сомнение в том, что люди примут участие в сборе средств путём создания, скажем, АО. А также выразил уверенность в том, что труженики ирии найдут причину НЕ разрешить подобную деятельность. О том, как ирия принимает идеи бизнеса у меня тоже немало примеров. Хотел послушать мнение этих самых людей. Инвесторов. Послушал.

  12. admin Says:

    Я думаю, что Ваши сомнения оправданы.
    А в остальном полный сумбур.
    Кто они “эти самые”?
    И что услышал? От инвесторов.

    В муниципалитет, образно говоря, не идут с вопросами, а идут с ответами, подтвержденными документально.

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.