Дек
31
Взгляд в зазеркалье

автор: Шошана Бродская

17 декабря поступило сообщение о том, что Верховный суд Евросоюза признал законность решения властей двух регионов Бельгии запретить забой скота, соответствующий еврейским и мусульманским диетарным законам (то есть “шхиту”). В этих регионах (Фландрия и Валлония) в 2017 году ввели запрет забивать скот без его предварительного оглушения, мотивируя это “негуманностью” умертвления неоглушенного живого существа. А так как оглушение (ударом тока или механическим ударом по голове) очень часто приводит к тяжелым повреждениям внутренних органов и даже смерти животных (до забоя), такие животные становятся непригодны в пищу по еврейским и мусульманским законам, запрещающим использовать в пищу падаль и животных с определенными повреждениями.

Еврейские и мусульманские общины подали жалобу на религиозную дискриминацию в Бельгии в Верховный суд Евросоюза. Суд рассматривал жалобу 2 года, и наконец вынес решение. Решение это само по себе потрясающее для юридического документа (в котором, по идее, должна быть минимальная внутренняя логика, хотя бы схоластическая). Приведем для примера несколько пунктов этого решения:

1. Новый закон бельгийских округов не нарушает свободу вероисповедания, потому что не запрещает религиозный ритуал как таковой, а запрещает только один из его аспектов (!). (Интересно, как отреагировали бы уважаемые члены суда, если бы им сказали: у вас есть избирательное право, за исключением одного аспекта – вы не можете попасть на избирательный участок. А кроме этого – пожалуйста, реализуйте свои права!)

2. Бельгийские округа имеют право ограничивать свободу вероисповедания иудеев и мусульман, когда дело касается гуманности по отношению к животным. Этим постулатом, по мнению суда, устанавливается “справедливый баланс” между правами религиозных меньшинств и правами животных.

3. На вопрос адвокатов, почему суд не требует предварительного оглушения животных в процессе спортивной или промышленной охоты, суд ответил, что в этих случаях проявление гуманности к животным неприемлемо, потому что оно “испортит сам процесс” охоты. То есть, когда охотничьи собаки разрывают живое существо на части, когда оно истекает кровью от пули, когда ему ломает кости капканом – это не считается антигуманным, потому что это “интегральная часть процесса”. Какого процесса? В наше время на животных не охотятся для того, чтобы накормить голодных детей. Процесс, который по мнению Евросуда оправдывает жестокость к животным – это удовлетворение самых низменных инстинктов человека: желания убить, желания видеть травлю, желания похвастать трофеем. При этом кошерный забой животного просто для еды – недостаточно важный “процесс”, чтобы оправдать смерть животного без предварительного оглушения.

4. Суд считает, что есть принципиальная разница между промышленным производством мяса на бойнях и частными промыслами (например, рыбалкой или промысловой охотой). При массовом производстве мяса права животных должны быть учтены, тогда как в ситуациях незначительного производства мяса, не влияющих на экономику (!?), ими можно пренебречь. (Мудрецы Талмуда на это сказали бы свою любимую фразу: “Откуда ты это взял?”) Кстати, исходя из этого пункта решения суда, можно было бы подумать, что частный шойхет может продолжать резать курочек для небольшой группы своих клиентов; но судя по всему, власти Бельгии так не считают. Шхита запрещена независимо от того, какого масштаба предприятие и влияет ли это на экономику. Данный факт Евросудом просто проигнорирован.

Но если бы дело было только в лицемерии и неадекватности Евросуда, мы не стали бы писать эту статью. Проблема гораздо глубже. Она заключается в том, что современная западная цивилизация, всё больше и больше противопоставляя свои ценности ценностям Торы (Библии), выворачивает общечеловеческую мораль наизнанку и меняет местами сами полюса добра и зла. То, о чем более 70 лет назад пророчествовал Оруэлл, уже здесь – но не совсем так, как полагал этот разочарованный социалист. Изменение сознания в так называемых “демократических режимах” не спускается по вертикали власти, а распространяется “горизонтально”, путем деградации морали, смещения ценностных векторов и всего того, что является закономерным следствием пресыщенности и отсутствия реальных забот и целей в жизни.

“Гуманный” по меркам Евросоюза забой скота – яркий пример такого изменения сознания. Что он из себя представляет, этот гуманный метод? Заглянем в Зазеркалье… Только предупреждаю: сердечникам, несвершеннолетним, чувствительным людям, а также владельцам домашних животных, приязанным к своим питомцам – дальше лучше не читать.

А тем, кто остался с нами, предлагаю ознакомиться со свидетельством профессионалов – не в словоблудии, а в промышленном забое скота. Далее будут приведены цитаты из описания аппаратуры, производимой для боен с предварительным оглушением животных. Цитаты взяты с сайта фирмы, производящей эту аппаратуру; как понимает читатель, эта фирма заинтересована в сбыте своей продукции и искажать детали производства не будет. Речь в статье идет о забое птицы, но принципиальной разницы в методике между птицей и скотом нет.

Итак, начинаем путешествие в Зазеркалье.

 

“Для обездвиживания птицу перед убоем оглушают. При последующем убое обездвиженную птицу можно точно зафиксировать в определенном положении в направляющих машины для убоя птицы и тем самым обеспечить точность выполнения разреза кровеносных сосудов, что, в свою очередь, влияет на эффективность последующей обработки птицы”.

Первая ложь “гуманистов”: оказывается, оглушение животного нужно вовсе не из гуманных соображений, а только для удобства забоя и последующей обработки – грубо говоря, чтобы не дергалось. Зачем же громоздить на чисто меркантильные соображения теории любви к животным? Чтобы подчеркнуть презрение к человеку. Человек виноват перед животными уже тем, что родился человеком. (При этом животное как таковое никого не интересует)

“При оглушении электрическим током в организме птицы происходят функционально-морфологические изменения, глубина которых зависит от напряжения и силы тока… Воздействие электрического тока на сердечно-сосудистую систему проявляется в угнетении работы сердца, а в некоторых случаях приводит к полному подавлению его деятельности” –

то есть, при оглушении жертва испытывает мучения смерти, гораздо более длительные, чем при моментальном забое ножом для “шхиты”.

“Действие электрического тока на организм птиц подвержено значительным индивидуальным колебаниям. В некоторых случаях птица погибает после действия тока 48 мА в течение 10 с (взрослая утка), тогда как другая такая же птица при такой же силе тока выходит из шокового состояния менее чем за 30 с.”  

Это свидетельство подтверждает, что при массированном забое с оглушением часть животных оказываются “недоглушенными” и испытывают все мучения, связанные и с прохождением через их тело электрических разрядов (в течение десятков секунд!!), и с жестоким убийством на конвейере; а другая часть животных погибает от электрического удара и попадает под нож уже в состоянии “падали”.

“Оглушение цыплят током силой 19—30 мА (напряжение 80— 120 В) в течение 7 секунд вызывает более глубокие изменения в организме по сравнению с оглушением взрослой птицы. При этом значительно ослабевает сердечная деятельность и сильно выражена аритмия”.

Для детенышей животных уготовано особо изощренное издевательство. При этом, как мы видим, производители техники тщательно исследовали воздействие своих приборов на организм жертв – судя по всему, подвергая их этому воздействию неоднократно – ради того, чтобы сберечь клиентам электричество.

“При оглушении птицы током промышленной частоты в результате резкого сокращения мышц иногда возникают отрывные и компрессионные переломы, которые могут сопровождаться кровоизлияниями и снижением качества мяса”. – Без комментариев.

“Установку для электрооглушения располагают на некотором расстоянии от места навешивания птицы с тем, чтобы после закрепления птицы в подвеске до оглушения прошло не менее 7—10 с. Сразу после навешивания птица дергается в подвесках и поднимает голову, и если установка для электрооглушения птицы находится рядом с местом навешивания, птица может миновать ее не оглушенной. Спустя несколько секунд после навешивания птица затихает и опускает голову”. – Эту пытку птица переносит, еще будучи неоглушенной.

“Оборудование для оглушения должно обеспечивать надежный контакт птицы с источником тока. Одним из электродов, соединенным с источником тока, является подвеска конвейера переработки птицы, в которой закрепляются ноги птицы… При входе птицы во время движения конвейера в автомат для оглушения ее голова попадает в раствор электролита и электрическая цепь вторичной обмотки трансформатора замыкается… Погружение головы тушки в воду (электролит) обеспечивает хороший электрический контакт, так что оглушение можно проводить при небольшом напряжении тока (70—8О В)”.

В переводе на простой язык: для того, чтобы оглушить птицу током, ее (живую) подвешивают за ноги, головой вниз, на конвейер, который медленно движется к аппарату для оглушения. Дойдя до аппарата, птица попадает головой в ванну с электролитом, после чего, наряду с удушением и отравлением, получает электрический разряд, вызывающий спазм всех ее мышц… Теперь она не в состоянии дёргаться, и конвейер везет ее дальше – на долгожданную смерть…

После того, что вы сейчас прочитали, стоит перечитать еще раз приведенные выше отрывки из постановления Верховного суда Евросоюза. Надеюсь, это станет хорошей прививкой от “евроморали”.

273 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий