Июл
15
Отмена субсидии на ясли: все стороны медали

автор: Шошана Бродская

Объявленная 7 июля Минфином отмена субсидии на ясли семьям учащихся ешив вызвала в Израиле настоящую бурю. И СМИ, и социальные сети полны очень эмоциональных публикаций “за” и “против”. Приводятся и аргументы. Нам показалось интересным систематизировать эти разрозненные и зачастую однобокие доводы, привести к аргументам контраргументы, посмотреть на позицию каждой из сторон глазами другой стороны. А потом абстрагироваться от эмоций и попробовать сделать объективный вывод: что же лучше для страны?

Аргументы сторонников реформы

В первую очередь, видимо, стоит “заслушать” самого автора реформы, министра финансов Авигдора Либермана. На сайте его партии написано, что главная цель реформы – поощрить выход людей на рынок труда: “Сегодняшнее решение – очень важный шаг, который меняет приоритеты в стране и отдает предпочтение тем, кто работает и платит налоги. Нынешнее положение наносит вред работающим родителям и отдает приоритет тем, кто не работает”. Слоган реформы, анонсированной на сайте партии: “Субсидии на детские сады – только для работающих”.

Еще один аргумент высказывает (на том же сайте) соратница министра финансов по партии, д-р Элина Бардач-Ялова: “Решение Авигдора Либермана… будет стимулировать занятость и уменьшит социально-экономический разрыв в израильском обществе”.

И, наконец, чисто “денежный” аргумент, который сторонники главы Минфина высказывают в беседах с журналистами: отмена субсидий в предложенном формате сэкономит государству около 400 миллионов шек. в год. Эти деньги можно будет пустить на более полезные проекты.

Итак, подытожим плюсы реформы:
– Социальная справедливость: “кто не работает, тот не ест”.
– Экономическая целесообразность: увеличение налоговых сборов, борьба с бедностью.
– Прямая экономия для страны порядка 400 миллионов шек. в год.

Возражения

Сразу отметим, что сторонники реформы ни словом не упоминают (по крайней мере, в официальных анонсах) о том, что она направлена только против изучающих Тору. Это и понятно: если бы об этом сказали открытым текстом, реформа тут же была бы заблокирована судебными инстанциями как дискриминационная по отношению к определенному сектору граждан. Но ее узкая направленность становится очевидна методом исключения: под нее не попадают семьи, в которых один из родителей не работает и не учится, потому что такие семьи не отдают ребенка в “маон”; под нее не попадают семьи, в которых один из родителей учится, но не в ешиве, хотя не обязательно приобретает специальность, востребованную на рынке труда (например, студент факультета философии); под нее не попадают семьи, где родители работают на полставки на низкооплачиваемой работе, хотя очевидно, что они не платят налоги и не прилагают усилий, чтобы зарабатывать больше. Единственная категория людей, которая под нее попадает — это семьи студентов ешив.

Как это соотносится с заявленными плюсами реформы?

1. Социальная справедливость. Изучающие Тору в ортодоксальных ешивах объявляются бездельниками, занятие которых не имеет никакой ценности для страны, в отличие от изучающих ту же Тору (“библейскую критику”, а также ислам, христианство, буддизм и что угодно в этом духе) в светских ВУЗах, которые сохранят скидку на садики. Действительно ли студент факультета “библейской критики” имеет больше возможностей трудоустройства, чем студент ешивы?

Насколько мы понимаем, единственная возможность трудоустройства для него — это поиск спонсоров для своих “научных трудов” и преподавание на той же кафедре “библейской критики” новым поколениям “профессиональных критиков”. Тогда как студент ешивы, по достижении определенного уровня знаний, может трудоустроиться на множество должностей: преподавателем начальной или средней школы для мальчиков, инспектором кашрута, судьей в религиозном суде, районным или городским раввином и так далее (некоторые из этих должностей требуют прохождения дополнительных курсов или сдачи экзаменов, но учеба в ешиве минимум 4 года – базовое требование, как при учебе на академическую степень). Львиная доля учеников ешив в возрасте 30 лет и старше так или иначе трудоустроены, в основном – “по специальности”. Тогда как большинству студентов гуманитарных факультетов вузов придется в дальнейшем изучать еще одну специальность для заработка.

И вообще, лозунг “все за станок” – чисто “совковый” пережиток. Конечно, в обществе должны быть и чернорабочие, и квалифицированные специалисты. Но как, например, с точки зрения реформы Либермана квалифицировать частных предпринимателей? Должен ли представитель мелкого бизнеса лично “пахать” минимум 24 часа в неделю, чтобы получить скидку на садик, и если да, как он это докажет? И если доказать невозможно, то получается, что он – не “трудовой элемент”? А если не должен, то завтра все студенты ешив запишутся в частные предприниматели, и продолжат получать скидки. Как ни крути – справедливости реформа не прибавляет ни на грош.

2. Экономическая целесообразность. Увеличит ли реформа налоговые поступления и уровень жизни ультраортодоксов?

Это было бы так, если бы исполнялось два условия: а) нежелание студентов ешив выходить на работу имело экономическую подоплеку и б) они имели бы (или хотели бы приобрести) специальность, позволяющую хорошо зарабатывать. Но оба условия не выполняются.

Решение “харедимных” мужчин посвятить свою жизнь изучению Торы носит исключительно идеологический характер. Поэтому даже если жизнь вынуждает их работать, они стараются найти такое занятие, которое оставляет максимум времени на изучение Торы, и однозначно не пойдут получать специальность, само изучение которой отнимает много времени. Даже если государство Израиль закроет все ешивы и силой выгонит студентов на работу минимум на полставки, они пойдут на неквалифицированные работы, где не будут платить налоги, а будут получать отрицательный подоходный налог и “ашламат ахнаса”, то есть вместо доходов государство получит убытки.

Нужно учесть еще вот что: в большинстве ешив для женатых (“колелей”) каждый студент кроме мизерной государственной стипендии (около 760 шек. в месяц) получает более крупную спонсорскую стипендию, в основном от зарубежных еврейских бизнесменов, желающих поддержать изучение Торы в Земле Израиля. Собственно, это и есть та причина, по которой в Израиле, и только, сформировалась прослойка “вечных студентов ешив”.

Эта спонсорская стипендия в разных “колелях” может составлять от 1500 до 2500 и более шек. в месяц, и государство никак не может ее “отменить” или “урезать” (важно отметить, что эти доходы не скрываются: когда семья подает документы на получение скидки, муж предъявляет справку из своего “колеля”, какую совокупную стипендию он получает). То есть, если мужчина бросит “колель” и пойдет работать на полставки на неквалифицированную работу, в большинстве случаев он станет получать меньше!

Но может быть, трудоустройство – ценность само по себе, и следует добиваться его даже ценой снижения доходов человека? А что вообще значит “работающий человек”?

Вот что говорит Википедия: “Работа — это деятельность человека, направленная на создание ценностей либо на удовлетворение потребностей других людей”. Грубо говоря, работа — это то, за что кто-то готов заплатить. Кому-то платят за перетаскивание тяжестей, кому-то – за пение или написание картины, кому-то за мордобой (имею в виду боксеров), а кому-то за то, что он месяцами думает над решением какой-то проблемы. Ученикам “колелей” готовы платить очень многие, благодаря им в Израиль поступают ежегодно миллиардные пожертвования (по мнению некоторых еврейских мудрецов, получать деньги за изучение Торы плохо, но мы рассматриваем тему с позиции “работодателя”). А раз так, то они – легитимные трудящиеся!

То, что сидеть в ешиве за стендером физически легче, чем стоять на заводе у станка – не причина дискриминировать одну из категорий трудящихся. А то мы “договоримся” до того, что начнем людей умственного труда переквалифицировать в грузчиков.

3. Экономия 400 миллионов бюджетных денег. Увы, этот пункт смехотворен, потому что в корне противоречит двум предыдущим. Государство сэкономит означенную сумму только в случае, если ни один студент ешивы не пойдет работать и при этом не заберет своего ребенка из садика. То есть, если не будет достигнута цель трудоустройства ешиботников и их материальное положение резко ухудшится.

Может быть, “оговорки выдают” и именно этого и добивается НДИ?..

Аргументы противников реформы

1. Изучение Торы на профессиональном уровне – одна из базовых ценностей еврейского народа, и его нужно поощрять, чтобы остаться народом. Или, как выразился депутат от оппозиции Б. Смотрич: “Изучение Торы — это обоснование нашего права на присутствие здесь”. Он имеет в виду, что наши претензии на Святую Землю основаны исключительно на Торе, на клятве Творца даровать эту Землю нам навсегда (ведь согласитесь, что ни один народ не станет претендовать на территорию только на основании того, что он там жил две тысячи лет назад). Нанося удар по изучению Торы, мы наносим удар по легитимации государства Израиль.

Возражение: светские граждане на это скажут, что для них изучение Торы не ценность, и государство Израиль существует потому, что умеет себя защищать, а не потому, что у него есть какая-то “легитимация”. Многие, действительно, считают его нелегитимным, но мы же не станем из-за этого разбегаться по странам рассеяния? А раз так, то спонсировать изучение Торы глупо, лучше бросить эти средства на оборону или уменьшить налоги.

Правда, у этого возражения есть “слабинка”. Для светских граждан не является ценностью изучение Торы, а для религиозных граждан не является ценностью профессиональный спорт, театр, кинематограф и проч. Может быть, и это не нужно спонсировать? Если бы спросили у автора статьи, я бы ответила: да, не нужно. Всё, что касается только секторальных или общинных интересов, должно решаться на уровне общины или сектора. Но только при условии, что государство ретируется не только из области общинных интересов, но и из нашего кошелька. Если установить в стране линейный подоходный налог в размере 10% (как это рекомендует Тора), то у граждан найдутся деньги и на поддержку Торы, и на театры, и на спорт. А в качестве приятного “бонуса” появится настоящий позитивный стимул получать образование и хорошо зарабатывать.

2. Реформа обречена на провал, потому что экономические стимулы не в состоянии бороться с идеологией. “Харедим” найдут решения, разнообразные и творческие, чтобы не выйти на работу и не потерпеть слишком больших убытков. Уже сейчас, не успела еще реформа вступить в силу, спонсоры ешив из-за рубежа активизировались и изъявили готовность увеличить поддержку студентов. Многие семьи предпочтут нищету и голод “позору предательства Торы”. Кто-то обратится за помощью к обеспеченным родственникам, кто-то переведет ребенка в частный садик (видимо, таких будет большинство), но практически никто из мужчин не оставит из-за этого изучение Торы.

Возражение. Возможно, реформа не изменит существующего положения вещей, но она изменит парадигму мышления. Постепенно люди приучатся к мысли, что государство не субсидирует тех, кто не работает по неуважительной причине. Это принесет пользу будущим поколениям. Хотя, если место государства займут зарубежные спонсоры, то этот эффект будет нивелирован.

3. Реформа приведет к обратному эффекту: вместо того, чтобы вышли на работу мужчины, уволятся с работы женщины, чтобы смотреть за детьми. Удар по экономике будет колоссальным.

Возражение. Вряд ли это будет массовым явлением. Многодетная семья не в состоянии прожить на стипендию отца-ешиботника. Такое решение, возможно, примут только те семьи, в которых женщина не имеет никакой нормальной профессии и зарабатывает очень мало, или у нее несколько малышей-погодков, так что ей пришлось бы отдать за “маон” всю свою зарплату. В обоих случаях это не “ценные кадры”, из-за ухода которых пострадает экономика.

4. Решение де-факто дискриминирует конкретный сектор и неприемлемо в демократической стране.

Возражение: в нашей стране полно законов, которые кого-то дискриминируют, начиная от отказа в воссоединении семей для супругов палестинских арабов и заканчивая запретом амнистии для убийц глав правительств. И ничего, живем. Вот когда у нас будет справедливость во всех областях, тогда, возможно, и это решение пересмотрим.

5. Решение бьет по слабым слоям населения, уменьшает и без того низкий уровень жизни целой категории детей. Возможно, доведет их до голода и проблем со здоровьем.

Возражение: в этом будет виновато не государство, а родители, выбравшие такой образ жизни. Если бы родители отказались от своих принципов, то и дети бы не голодали. (Голос за кадром: а автор возражения готов отказаться от своих принципов?..)

Можно было бы привести еще множество аргументов, но –

Подведем итоги

Решение явно очень спорное. И хотя на каждый аргумент “против” мы постарались найти логичное возражение, внимательный читатель увидит, что и к этим возражениям есть контр-возражения, зачастую весьма весомые. А аргументы “за” просто не выдерживают критики.

Создается четкое ощущение, что решение Минфина носит чисто политический характер. За счет вбивания очередного клина в израильское общество глава ведомства набирает политические очки, демонстрируя себя “ястребом” в борьбе с еврейской религиозной общиной, сделав ставку на голоса той части граждан, которой еврейские традиции и сама идея еврейского государства совершенно чужды.

Но мы не хотели бы вместе с “водой” выплеснуть “младенца”. Решение Минфина, хоть и представляется нам очень неудачным с точки зрения реальной пользы для страны, поднимает вопросы, несомненно требующие ответов. Кого и что государство должно спонсировать? На какие цели оно имеет право отнимать у народа кровно заработанные деньги? Каковы должны быть объективные критерии предоставления помощи гражданам?

Например, решение работать или не работать должно быть личным делом каждого, точно так же, как жениться или не жениться. Разумеется, государство не должно субсидировать неработающих по неуважительной причине. Но количество отработанных часов не может быть критерием предоставления субсидий, потому что этот критерий необъективен. Можно числиться на работе и не появляться там, а можно за один час провернуть столько, сколько другому не сделать и за неделю.

Мы бы предложили вообще убрать такой критерий получения помощи, как “низкий доход”. Оставить только объективные критерии, поддающиеся проверке: инвалидность, особые потребности, преклонный возраст, потеря кормильца и проч. Все остальные должны добиваться благосостояния сами, а кто не заинтересован – жить по средствам.

Стоит еще поднять такой вопрос, как разумная цена на ясли. Нам представляется, что требование платить за одного ребенка в яслях половину или треть зарплаты одного из родителей просто дико. Вместо того, чтобы лишать людей скидок, нужно было бы подумать о том, как удешевить ясли, чтобы семья невысокого достатка могла справиться с их оплатой без государственных подачек. Например, организовать для желающих ясли “лоукост” – без готовых обедов, которые “съедают” не менее трети стоимости садика и при этом частенько выбрасываются на помойку. Большинство малышей предпочтет обед, приготовленный мамой и принесенный в садик в емкости, пригодной для разогрева в микроволновке.

Еще одна идея – финансирование яслей за счет пособия на детей (“кицват еладим”). На сегодняшний день оно составляет примерно 180 шек. на ребенка в месяц – сумма, которая практически незаметна в семейном бюджете. Но за 18 лет жизни ребенка набегает “круглая сумма” – почти 39 тысяч шек. Можно предложить молодой семье, отказавшись от ежемесячного получения 180 шек., “бросить” все эти средства на двухлетнее финансирование яслей с продленкой. Это резко увеличит благосостояние молодых супружеских пар, только начинающих карьеру или еще не закончивших обучение, а когда малыш подрастет, они уже будут зарабатывать достаточно, чтобы не нуждаться в “кицват еладим”. Разумеется, это возможно только при полной отмене субсидий абсолютно для всех.

И, наконец, “семейное налогообложение”. Сейчас государству выгоден один работающий родитель с высокой зарплатой, а мотивирует оно на двух работающих родителей с низкой зарплатой, от которых ему толку, “как с козла молока”. При этом государству нет никакой разницы, будет ли этим высокооплачиваемым родителем мама или папа.

Вместо того чтобы терроризировать ешиботников, стоило бы разрешить семинарам – “харедимным” техникумам для девушек – обучать студенток на академическую степень. (На данный момент этому сопротивляется Комитет по высшему образованию, которому семинары не подчиняются.) Если “харедимные” женщины выйдут на рынок труда с академической квалификацией, благосостояние их семей резко вырастет, и скидки на “маоны” могут просто не понадобиться.
Все эти многочисленные идеи приходят в голову сразу, когда ставится цель решить проблему, а не сделать пакость определенной категории населения.

522 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий