Мар
29
Если нельзя стричь, будем подстригать

На этот раз, как не часто бывает, подозреваемый был арестован уже через несколько часов. Это стало возможным благодаря тому, что потерпевший ребенок сразу же сообщил о происшествии маме, а та немедля в полицию. На поиски преступника были брошены все силы городской полиции, включая вертолет и группу джипов с добровольцами. К следствию подключились полицейские Беер-Шевы и Раата. Сначала в бедуинском поселке были задержаны предполагаемые пособники преступления, а к двум часам ночи – и главный подозреваемый. У полиции есть весомые основания подозревать задержанного в более чем десяти нападениях на несовершеннолетних, совершенных ранее.

Можно понять печальные чувства, охватившие жителей города после этого происшествия. Нападение на несовершеннолетнего – акт сам по себе вопиющий, не зависимо от того, на каком краю города совершено преступление, но то, где и как это произошло в данном случае, говорит о нескрываемой наглости преступника.
На этот факт нельзя не обратить внимание в свете преступления и наказания. Ведь наглость, по существу, – производная безнаказанности.

В данном случае корни этой наглости питаются гуманностью юридической системы и лежат в политике двойных стандартов, применяемой в нашем государстве относительно определенной части аборигенов. Преступность цветет не вследствие несовершенства законов, а в отсутствии их исполнения со стороны власти. «Израиль – страна лохов» – метко заметил перед телекамерами в суде один из жителей арабской деревни, задержанный недавно на севере страны. Группа молодых людей, в которую входил этот «философ» на протяжении длительного времени занималась изнасилованиями еврейских девушек, как они утверждают, по идеологическим соображениям – в знак протеста против действий израильской армии.

На самом деле эта декларация об идеологических мотивах, скорее всего, рассчитана на то, чтобы выглядеть перед гуманным судом не разнузданными кобелями, а борцами с оккупантами. Хоть и горько признавать, но по поводу лохов ничего не противопоставишь. В то время как в их среде подобного не происходит. И не потому, что там не растут кусты, как в Араде. У них, конечно, могут и убить, но факты изнасилования практически отсутствуют. Поскольку за подобные преступления в исламской традиции существует адекватный ответ. Другими словами неизбежная вендетта, в результате которой могут отстричь не только орудие насилия, но и голову преступника.

А изнасилование еврейского общества начинается с изнасилования государственной земли, в чем не трудно убедиться прокатившись по дорогам Негева. Бедуины там живут по своим законам – где хотят там и селятся, возводят целые кишлаки (деревни). Последние годы Арад обложили незаконными поселками со всех сторон, и, что интересно, расхищение муниципальной земли не встречает противодействия со стороны властей. Создано даже министерство по делам Негева, возглавляемое кандидатом на пост президента страны, однако воз и ныне там – поселки растут как грибы и восточный Негев уже внешне выглядит как большой цыганский табор.

Коль скоро закон не способен отстрич у насильников мотивы, а кое-что другое не позволяет вовсе, то только и остается, что подстричь кусты в городе до приемлемой высоты не позволяющей затащить в них жертву.

204 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.