Май
5
Гиннес по ним плакал

На карте мира Израиль славен многими достижениями своих граждан. Поскольку  это неоспоримо, то не так уже важно все ли из них попали в книгу рекордов Гиннеса. Но в жизни полно явлений-достижений не имевших публичной огласки, а по сему они либо мало известны, либо неизвестны никому. Вот по таким-то достижениям Гинес и плакал. Речь пойдет о детях, которые, получая неформальное образование, посещали Учебный центр Института прогрессивных исследований в Араде (ИПИ)

Вовсе не Мальвина
прикосновение к науке АрадНачало века (нынешнего, конечно) город Арад. Летняя школа «Прикосновение к науке», при Учебном центре ИПИ. Перерыв между уроками. Как обычно, все дети, после изучения внутренностей компьютера, высыпали на улицу «проветриться». В этот раз один ребенок с печальными глазами почему-то остался в помещении.
– ???
– Поговорить можно?
– Присаживайся. Что случилось?
– Я очень несчастная…И не знаю, как жить дальше.

О чем подумается, услышав такое от девочки лет одиннадцати, примерившей на себя печальный образ Мальвины. Ну да, обидел ее какой-нибудь Буратино невниманием или того хуже. С подружками рассорилась, наконец.
– С подружками все в порядке.
– Так что же?

Услышанное дальше было далеко от реальности олимовского быта. Оказывается, она несчастна, потому что в Араде ей нечего читать. Вот так.  Ни больше ни меньше. Аня перечитала не только все книжки у себя дома, все, что было у ее подружек и у друзей ее родителей, но даже и то, что было в (!) городской библиотеке.На фоне стенаний большинства родителей по поводу того, что современные дети не читают книжек, теряя при этом не только возможность приобщиться к культуре своих родителей, но и правильный русский, эта девочка настолько меня поразила, что я ощутил нечто словно меня окатили родниковой водой. На следующий день я принес ей в подарок компакт-диск,  на котором были записаны несколько тысяч книг разного жанра.

При этом договорились, что она передаст его роди-телям, так как там есть недетские книжки. На что ребенок спокойно отреагировал: – Ну и что? Я и взрослые книжки перечитала, что были в Араде. Да-а  уж! Эта – не Мальвина. А прямо таки Гиннеса! Конечно, такой ребенок, большая редкость, тем приятней было встретиться с ним в Учебном центре ИПИ .

«Гадкий утенок»
Вот еще один рекордсмен ИПИ. Правда, этот как раз много книжек не читал. Не хва-тало времени. Рекордсменом он был по количеству посещаемых кружков, как в общесум-марном зачете, так и по их количеству в один день, неделю и месяц. В Арад этот мальчик переехал с родителями в 1992 году из Кфар-Сабы в десятилетнем возрасте. Правда, уже «заряженный». За два года до репатриации, с шести лет, систематически занимался в шахматном кружке Дворца пионеров в Ташкенте и по приезде в Кфар-Сабу в первый же год стал чемпионом города и играл за сборную школьников Кфар-Сабы в рейтинговом чемпионате Израиля.

Ося НисенбоймОдновременно увлекся авиамоделизмом. Мечтал сделать моторную модель.  В это время в Араде  детских шахмат еще не было, равно как и авиамодельного кружка. Как поступает в таком случае юный шахматист? Правильно, идет в бокс. А куда еще, если  выложиться негде, а возраст страсти берет свое. Так Ося стал посещать боксерскую секцию ИПИ и даже успел выступить на чемпионате Израиля.

Бокс известное дело не драка, но и не шахматы. И неважно, что он выступил неудачно, главное не побоялся выйти на ринг против опытного бойца, имея за плечами всего лишь несколько месяцев тренировок. Как поступает в таком случае юный шахматист? Правильно, идет в бокс. А куда еще, если  выложиться негде, а возраст страсти берет свое. Так Ося стал посещать боксерскую секцию ИПИ и даже успел выступить на чемпионате Израиля. Бокс известное дело не драка, но и не шахматы. Неважно то, что он выступил неудачно, главное не побоялся выйти на ринг против опытного бойца, имея за плечами всего лишь несколько месяцев тренировок.

Ося НисенбоймПоскольку среди арадских детей никто даже близко в то время не играл в его силу (ведь он был первым в городе, где детей в разы больше), то Ося пристроился играть в турнирах в шахматном клубе для пенсионеров при МАТНАСе. Игровые дни часто совпадали с тренировками по боксу, а на турнир он должен был приходить со своими шахматами. Это картина с самого начала была достойна пера. Маленький, худенький, с огромной коробкой (размером в полметра) семейных шахмат под мышкой и рюкзачком с боксерским снаряжением он приходил в МАТНАС.  После часа-двух игры шел на бокс. А иногда наоборот.

Вот это «наоборот» вовсе не способствовало стабильности его показателей в шахматном турнире.
Если по дороге на бокс ему попадался даже крепкий в шахматах дедушка из верхней части таблицы,

Ося Нисенбоймон его мог и обыграть, а когда он садился за шахматный стол после бокса, то мог проиграть и аутсайдеру. Это очень нервировало некоторых игроков, потому что, оставаясь в середине таблицы, он портил им турнирную судьбу. А  когда на бокс этот хороший пацан заявлялся с шахматами, то портил тренировку, так как вместо бокса все, вместе с тренером, пытались за  время тренировки обыграть его в шахматы.

Ося Нисенбойм Этакий гадкий утенок. Дальше – больше. В ИПИ, да и в городе вообще, год за годом стали появляться все новые секции и кружки. И уже к тринадцати годам Ося забросил чтение книжек окончательно, и «погряз» полностью в кружках. В эти годы,  у него на неделе было уже 9-10 внешкольных предметов. Как в кружках ИПИ, так  и с  частными преподавателями.   А поскольку почти все занятия по каждому предмету были по два-три раза в неделю, то ему приходилось в один день посещать не меньше трех, что занимало с переездами часов пять. Дома он фактически только ночевал.
После школы перекусив, вскакивал на велосипед, и приезжал домой не раньше девяти вечера. И так каждый день.  О выполнении дома школьных заданий и речи быть не могло. Поэтому он их делал на переменках в школе. Дома – за редким исключением. Какое уж тут художественную литературу читать? Хотя до тринадцати лет читал аж на трех языках, и даже учил стихи и поэмы на русском для развития памяти.  Вот что запомнилось из списка кружковых предметов рекордсмена. В Учебном центре ИПИ: информатика, математика, физика, дзюдо, бокс, английский язык, рукопашный бой, авиа-судомодельный, электроника, гитара. Одновременно частные уроки по  развитию памяти, разговорному английскому (параллельно с двумя преподавателями, не говорящими по-русски) и по различным языкам программирования – Си, Си++, ассемблер и др.

Но это вовсе не тот случай, известный по Агнии Барто: «Хоркружок, мне петь охота… Драмкружок, кружок по фото – это слишком много что-то». Потому что в старших классах были уже призы и дипломы за учебу, на различных олимпиадах и всеизраильских конкурсах, а после школы и в армии.   Да, в Израильской школе, известное дело, с детьми не нянчатся, но для тех, кто стремиться к знаниям, а не только к развлечению есть все условия для плодотворного досуга, особенно когда под боком общественные организации, подобные Институту прогрессивных исследований  в Араде, предоставляющие всем детям равные возможности было б желание.
Григорий Нисенбойм
Почитать по теме еще

210 Просмотров
2 комментария

2 комментария to “Гиннес по ним плакал”

  1. Екатерина Says:

    Здравствуйте)
    Прошу прощения, что,возможно, не туда пишу, но вдруг кто то знает Соморых, Аллу и Валерия, они музыканты, раньше жили в Москве – передайте им,пожалуйста, огромный и теплый привет от Солдатовых, мы помним о вас) Всего вам самого светлого и хорошего в жизни, большое спасибо за сочувствие и помощь, которую вы нам оказали)

  2. Alex Says:

    Я, как и многие другие в Араде, вырос в кружках ИПИ.

    В ИПИ же вырос и окреп, прежде чем перейти под крыло “Амутат Спорт” наш цирк КЕШЕТ.

    До сих пор я благодарен ИПИ за все это! Низкий поклон и огромное спасибо!

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.