Май
6
Выйти за стены

Автор: Шошана Бродская

Иерусалимская муниципальная Комиссия по планированию и строительству утвердила проект по созданию к юго-западу от столичного района Рамот “районного заповедника”. Этот шаг был призван торпедировать утвержденную Государственной комиссией по планированию и строительству застройку части этой территории новым жилым кварталом, прилегающим к району Рамот Бет. Иерусалимский муниципалитет и государство ожидает суд, и если на нем победит муниципалитет, то это будет означать закрытие практически единственной в нынешней политической ситуации возможности территориального развития еврейской части столицы. Город окажется запертым с четырех сторон.

Если мы посмотрим на карту Иерусалима, то увидим, что так называемая “зеленая черта” – граница с Палестинской автономией – окружает столицу Израиля с трех сторон: с севера, востока и юга. На севере за ее пределы выходит почти весь район Рамот, кроме самой южной части Рамота Бет (на склонах которого – в долине Мицпе Нафтоах – собираются строить новый микрорайон), весь район Рамат Шломо, районы Писгат Зеев, Неве Яаков и часть района Рамат Эшколь; на востоке – Гива Царфатит, весь Старый город (включая еврейский квартал), восточные кварталы района Тальпиот; на юге – Хар Хома, Гило, Гиват а-матос, Бейт-Цфафа, Гиват Канада. Все эти районы, в которых с удовольствием селилась бы иерусалимская молодежь, в нынешней политической ситуации развиваться не могут. Начатые в них стройки заморожены.

А на запад – в единственную сторону, которую оставила еврейским жителям города “палестинская блокада” – простирается уникальный Иерусалимский лес, по праву называемый “зелеными легкими столицы”. Тысячи растений, которые сохранились только здесь, крупные популяции животных, которые не встречаются или вымирают в других частях страны. Западные склоны Иерусалимских гор богаты родниками, питающими живительной влагой крупные лесные массивы. Если там начнется активная стройка – водоносный слой этого заповедного края будет нарушен, что может привести к непредсказуемым экологическим последствиям.

Впервые разговоры о застройке Мицпе Нафтоах и Белого Хребта (к югу от Ир Ганим и Адассы, на противоположном конце города) начались еще 20 лет назад. Уже тогда в городе было “душно”, молодежь покидала его из-за невозможности приобрести жилье по сносной цене. Приемлемые цены в новостройках столицы реальны только в удаленных от центра микрорайонах, а таковых просто не было. Тут и там в районах типа Рамота и Гило достраивалось полуподпольным образом несколько новых зданий, но это не могло решить и сотой доли жилищной проблемы.

Тогда, 20 лет назад, “зеленые” организации во главе с Керен Каемет Леисраэль “отстояли” эти заповедные места. В те времена планирование новой жилой застройки требовало утверждения множеством инстанций, среди которых был и специальный “зеленый” комитет. Это была одна из причин того, что утверждение новых планов на строительство занимало многие годы, и в большинстве случаев отменялось или откладывалось “в долгий ящик”.

Когда к власти в Минфине пришел Кахлон, он потребовал создать вместо Всеизраильского совета по планированию строительства, в который входили “зеленые”, специальную Комиссию по приоритетным проектам, которая могла принимать решения в обход Совета. Так возникла потенциальная возможность “продавить” проекты по Мицпе Нафтоах и Белому Хребту в обход ККЛ и “зеленых” организаций. Но тут неожиданно Кахлон наткнулся на сильного противника в лице мэра Иерусалима Нира Барката. Баркат использовал все свое влияние и все доступные ему инструменты (в том числе – муниципальную комиссию по планированию и застройке), чтобы торпедировать планы своего политического противника Кахлона. А “зеленые” неожиданно нашли в лице мэра столицы могущественного покровителя.

Трудно сказать, что больше движет Баркатом: нелюбовь к Кахлону или нежелание подстегнуть “харедизацию” столичного района Рамот. На данный момент, юго-западная часть Рамота Бет – последнее место в огромном районе, где большую часть жителей все еще составляют светские, и Мицпе Нафтоах – место их прогулок и “шашлыков”. Застройка этого района ухудшит качество жизни владельцев тамошних вилл, и с большой вероятностью они решат покинуть это место, а вместо них, как это уже произошло в других кварталах, придут многодетные религиозные семьи. Да и квартиры в новостройках скорее всего раскупят “харедим”, учитывая близость к развитой инфраструктуре большого религиозного района.

Но какова альтернатива? Есть ли у Барката реальные планы развития столицы?
Баркат утверждает, что есть. В своем ответе на журналистский запрос одной из иерусалимских газет он сказал, что муниципалитет уже утвердил строительство около 30 тысяч единиц жилья в рамках проектов “городского обновления” (“пинуй-бинуй”), что даст на порядок больше новых квартир, чем можно построить в Мицпе Нафтоах. Проблема, однако, в том, что программы типа “пинуй-бинуй” – это совсем не то же самое, что строительство новых микрорайонов.

С утверждением программ “пинуй-бинуй” муниципальной комиссией строительство новых домов в этих проектах не начинается. Начинается опрос местных жителей. И если хоть один хозяин квартиры в многоквартирном доме, или хозяин участка в районе частной застройки, откажется сотрудничать с программой – программа будет “похоронена”, или отложена на неизвестный срок. И до сих пор все известные автору этой статьи проекты такого типа застревали именно на этой стадии.

Так, в квартале Рамот Полин на севере столицы, прозванном за дурацкую архитектуру “медовые соты”, казалось бы, не могло найтись никого, кто не пожелал бы переехать в новую комфортабельную квартиру с ровными стенами и дополнительной комнатой с балконом (дополнительные 25 метров жилплощади – стандартное условие компенсации временных неудобств владельцам сносимой недвижимости). Мало того, что квартиры в районе имеют скошенные стены, резко уменьшающие используемый объем комнаты, они еще и очень старые, с гнилой сантехникой, темными подъездами и текущими потолками. Тем не менее, предложенный жителям проект перестройки района был “провален” частью жильцов. Некоторые опасались, что двойной переезд и необходимость длительного проживания в другом месте разрушат тесные общинные отношения, сложившиеся в районе, другие – вложившие сотни тысяч в выравнивание стен своей квартиры и успевшие помучиться, живя “на стройке” – категорически отказались пережить это еще раз и потерять при этом все преимущество реконструкции своей квартиры, третьи, старики, просили не трогать их и дать спокойно помереть в привычной квартире.

Еще один классический пример – старый Центр абсорбции в районе Гило, на юге столицы (“иерусалимский Гарлем”). Квартиры в нем принадлежат “Амидару”, что, казалось бы, должно было облегчить продвижение программы “пинуй-бинуй” (один владелец всего комплекса зданий, причем – государственная организация). С “Амидаром”, действительно, была достигнута принципиальная договоренность. И тут выяснилось, что значительная часть жильцов, считающих каждую копейку, просто не смогут платить в 3-4 раза большую арендную плату за новую комфортабельную квартиру значительно большей площади, которую им обещали в новом жилищном комплексе.

Причем, кроме арендной платы, увеличатся и другие расходы – арнона, плата за уборку и освещение общих площадей, за отопление и пр. Жизнь в многоэтажном современном доме гораздо дороже, чем жизнь в маленькой лачуге. “Амидар” обратился за помощью в Министерство строительства, с просьбой создать фонд компенсации жильцам дополнительных расходов, а из Министерства ответили, что “постараются проверить возможности изыскать средства”. Выставить сотни жильцов на улицу “Амидар” не может, поэтому данный проект также заморожен.

Кроме всего прочего, жители Рамота, Гило и других кварталов, расположенных за “зеленой чертой”, могут опасаться, что предложенные им проекты “пинуй-бинуй” закончатся на уровне “пинуя”. То есть, их выселят и разрушат дома, подлежащие сносу, а новые дома на их месте не построят, потому что это будет “строительство на территориях”, которое тут же осудят все кому ни лень.
Можно было бы попробовать реконструировать центр города – районы Геула, Бейт Исраэль, Меа Шеарим и др. Они застроены зданиями, помнящими Войну за независимость, многие из которых уже давно в аварийном состоянии. Кое-где реконструкция совершается силами самих владельцев участка, и это выглядит еще более дико: новое симпатичное здание, одиноко торчащее посреди развалин.

Но если государство или муниципалитет попробуют предложить местным жителям масштабный проект типа “пинуй-бинуй”, то они наверняка встретят ожесточенное сопротивление. Эти районы заселены ультраортодоксальными анти-сионистами, которые никогда не променяют старый добрый “идишкайт” на новый современный образ жизни, предлагаемый государством, к которому они не испытывают слишком теплых чувств. Кроме того, если и удастся каким-то чудом уговорить сотни сатмарских хасидов продать свои участки государству Израиль, квартиры в построенных там домах будут стоить такие деньги, что скупить их смогут разве что иностранные инвесторы и родственники нашего политического истеблишмента – так же, как квартиры в других (весьма немногочисленных) элитных проектах в центре города. Иерусалимской молодежи это жилье будет недоступно.

Так что оптимизм Барката по поводу 30 тысяч новых единиц жилья, которые вот-вот возникнут в городе, весьма напоминает галлюцинации. Даже если часть этих проектов будет реализована, значительную долю квартир в них займут старые владельцы, а оставшееся будет ничтожной каплей в море потребностей в жилье еврейских граждан столицы.

Итак, Иерусалим, столица Израиля, задыхается в навязанных ему, воображаемых стенах. Ситуация поразительно напоминает положение в городе в конце 19 века, но тогда стены были вполне реальные – каменные и высокие, а вне этих стен свирепствовали банды разбойников, на которых не было никакой управы. Сейчас сила на нашей стороне, и город мог бы беспрепятственно развиваться в любую сторону, “альтернативную” вырубке Иерусалимского леса. Но воображаемые стены, которые мы сами себе придумали, держат нас крепко. У еврейского Иерусалима нет будущего – он зажат между стенами и не может развиваться, тогда как арабский Иерусалим, ошибочно называемый “Восточным”, напротив, беспрепятственно и почти бесконтрольно распространяется во все стороны – от Рамаллы на севере до Бейт-Лехема на юге. Арабское большинство в столице Израиля – дело самого ближайшего будущего.
Мы должны понять, что спасение уникальной экосистемы Иерусалимского леса и спасение еврейского характера столицы теперь идут рука об руку. Единственное, что мы можем сделать на государственном и муниципальном уровне, чтобы предотвратить обе эти катастрофы – это выйти за стены.

168 Просмотров
Комментарии (0)

Написать комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.